Home Горный туризм Восточный Саян-2003. Тункинские гольцы
Восточный Саян-2003. Тункинские гольцы Печать E-mail

Тункинские гольцы. Река Архат у слияния с р. Зун-Гол.

Маршрут: г. Иркутск – Слюдянка – Нилова Пустынь – р. Хубыты – пер. Хубыты (н/к) – р. Баром-Гол – долина р. Архат (рад.) – р. Зун-Гол – пер. Горных духов (1А) – р. Шумак-Гол – Шумакские минеральные источники – р. Шумак – пер. Шумак (1А) – р. Ехэ-Гэр – р. Хубыты – Нилова Пустынь – Слюдянка – Темная Падь – Старая Ангасолка – г. Иркутск.

Руководитель: Голиков Евгений
Участники: Герасимова Галина, Герасимов Сергей, Герасимов Ярослав, Голиков Дима, Голикова Наташа, Прохоренкова Ольга, Ширяев Николай, Щукина Галина, Щукин Сергей.

В этом году мы решили устроить прогулку по Восточному Саяну. В прошлом году нам так надоели дожди, снега и сырость, что мы захотели погулять в каком-нибудь более сухом районе. А наши друзья так разрекламировали нам Восточный Саян, где горы красивые, погода сухая, реки текут в прекрасных каньонах, что устоять было просто невозможно. И мы не устояли.

Стыдно признаться, но в этот поход я собирался как полный чайник: так и не почитал толком материалы по району, да и вообще не очень представлял, какой маршрут мы пойдем. Усугублялось положение тем, что в этот раз я должен был добираться отдельно от группы: все поехали поездом, а у меня не было такого длительного отпуска, чтобы еще неделю тратить на дорогу. Так что мне пришлось лететь самолетом, о чем я сразу же пожалел, как только ознакомился с ценами Аэрофлота. Но делать было нечего, и мне оставалось только проводить ребят на вокзале (незаметно скинув им при этом 25 кг снаряжения).

Но вот настал день, когда и мне нужно было улетать в Иркутск. Как показало взвешивание в аэропорту, у меня с собой было 10 кг фототехники и 12 кг остальных вещей. Нужно было срочно девать куда-то 2 кг перевеса, но это не было проблемой: я просто напялил все на себя. А вот праздничные пол-литра коньяка пришлось временно перелить в пластиковую бутылку из-под холодного чая и нести в руках. (К сожалению, до меня только потом дошло, что 25 кг + 10 кг + 12 кг = 47 кг общего веса. А то бы я оставил всю фототехнику дома. :-) )

Но вот пять с половиной часов перелета остались позади, и абсолютно сонный я вышел из самолета в милом моему сердцу Иркутске.

13 августа 2003

Чем меня всегда поражал Иркутск, так это благожелательным отношением его жителей к другим людям. Мое мнение об иркутянах получило лишнее подтверждение и в этот раз, когда на мой вопрос о том, как добраться из аэропорта до железнодорожного вокзала мне не просто рассказали, где остановка, но и подробно описали каким транспортом добираться.

Кстати, о транспорте: из аэропорта до вокзала можно добраться на автобусе №20 (стоимость проезда 5 руб., время в пути около 40 мин.) или маршрутном такси №20 (гораздо дороже - 8 руб., но быстрее - порядка 30 мин.). Разумеется, можно доехать и на такси, но это уж для совсем богатых. Так что я прекрасно доехал на маршрутке. Что было несколько непривычно по сравнению с Москвой: расплачиваться с водителем нужно было не в начале поездки, а уже при выходе. Как правильно все организовано!

До электрички на Слюдянку времени было полно, и я попробовал взять билет в поезд к ребятам, чтобы добраться до Слюдянки вместе. Фокус не удался: мест не было. Пришлось купить билет на электричку "Иркутск – Слюдянка" (38 руб. 20 коп., время в пути около 4 часов; расписание отправления электричек из Иркутска: 8.57, 17.25, 20.28) и шляться в ее ожидании под начавшим накрапывать дождиком. Несколько раз я пытался дозвониться до Сергея Герасимова, но его телефон не отвечал.

Поездка до Слюдянки прошла нормально, большую часть пути я боролся со сном: из-за бессонной ночи и разницы часовых поясов в 5 часов я был совершенно никакой. Электричка шла неспешно, помимо официальных остановок были также и остановки по требованию. Народа в вагоне было много, в основном люди ехали на дачи и огороды. Все жаловались на неудачное лето (в августе регион просто залило дождями) и распоясавшееся хулиганье, грабившее дачи и огороды. В общем, жизнь не особо радостная...

Известия о погоде меня несколько расстроили, но я не терял надежд на ее улучшение по мере приближения к горам. Пока же Слюдянка встретила усилившимся дождем и десятком частников, предлагавших транспортные услуги (надо сказать, они были организованы в "местную мафию", пытавшуюся диктовать цены). Разведав уровень цен на машину до Ниловой Пустыни, я отправился сохнуть и дожидаться ребят в здании вокзала.

Но вот подошел московский поезд, и "мы встретились как будто и не расставались". :-) После первых приветствий и поздравления Наташи с прошедшим днем рождения мы зафрахтовали микроавтобус (с нас заломили 2500 руб. за 10 человек) и набились в него как селедки. И тут мне сообщили крайне неприятное известие: в поезде Женю в первый же день капитально обварили кипятком, и наш Любимый Руководитель еле ходит. Это было печально, но группа продолжала маршрут, с небольшой остановкой для закупки необходимых лекарственных средств и продуктов.

Поездка в автобусе превратилась для меня в борьбу со сном, и даже теснота и неудобная поза не помешали мне временами отрубаться. Водитель довез нас выше Ниловой Пустыни, практически до первого крупного ручья – Ехэ-Гэр. Мы высадились из машины и кое-как доковыляли до места ночевки на другом берегу ручья.

Пока мы шли к стоянке, навстречу нам попалась заканчивавшая маршрут группа. Ребята были в грязи буквально по пояс, и рассказывали страсти про полутораметровые снега на перевалах. Но нас такими рассказами запугать было сложно. Зато Сережа Щукин разжился у одного из встречных туристов посохом.

Расположившись на стоянке, мы обратили внимание на огромное количество каких-то бабочек (как нам потом рассказали специалисты, это был сибирский непарный шелкопряд). Они залетали в костер, лезли в рюкзаки и палатки. Беда, одним словом. Да еще все окрестные березы были опутаны паутиной и куколками.

Но день клонился к вечеру, нужно было ставить лагерь. И тут обнаружилась новая напасть: оказалось, что Герасимовы забыли дома каркас от палатки. После непродолжительного совещания было принято решение попробовать поставить палатку на стойках из подручных средств типа лыжных палок, а завтра устроить днёвку и посмотреть, можно ли что-нибудь придумать.

Решив, что поход начался, я решил начать фотографировать. Достал фотоаппарат, пленку, и отщелкал несколько кадров. После чего окончательно утвердился в мысли, что профессиональным фотографом мне никогда не стать: кадры-то я отщелкал, а вот пленку-то зарядить забыл. Как я ее достал из рюкзака, так и положил в карман анорака. :-) Пришлось переснимать несколько кадров уже с пленкой. Но на этом моя бестолковость не исчерпалась: я обнаружил, что в суете сборов забыл дома большую часть пленки. И на весь маршрут у меня всего 5 узких и 5 широких пленок. И это на 10 кг аппаратуры, блин! Так что оставалось только тешить себя мыслью, что теперь я буду снимать исключительно "шедевры". :-)

Но в целом день закончился хорошо. Еще бы: Галя Щукина сделала Жене перевязку, а у меня забрали 7 кг снаряжения, да еще и съели ужин из моих продуктов. Жизнь налаживалась!

Бабочки сибирского непарного шелкопряда и кузнечик.
Бабочки сибирского непарного шелкопряда и кузнечик

14 августа 2003

Поразмыслив над ситуацией, Любимый Руководитель решил устроить днёвку. За время днёвки Герасимовы должны были решить вопрос с палаткой (поскольку вариант с самодельными стойками все же не годился для ночевок выше зоны леса), нога Жени еще немного поджить, а я решил, что буду отсыпаться и переходить на местное время.

На поиски палатки в Ниловку отправились Сергей и Ярослав Герасимовы под чутким руководством нашего завхоза Ольги Прохоренковой. Оставшиеся в лагере предавались ничегонеделанию, мытью голов или (как ваш покорный слуга) просто бездельничали.

Через некоторое время группа добытчиков вернулась. Уже на подходе к лагерю мы увидели, что их экспедиция увенчалась успехом: Оля несла в руках стойки. Как ребята рассказали нам, в поисках палатки они обегали всю Ниловку, но так и не нашли ничего подходящего (предложение купить гнилую брезентовую палатку с дырами их как-то не вдохновило). Но уже на обратном пути они встретили заканчивавшую маршрут группу, и "сделали им предложение, от которого те не смогли отказаться". :-) Наверное, теперь по Саянам будут ходить легенды о группах дураков-москвичей, которые ленятся везти палатки из дома, а оптом покупают их на месте. :-)

Палатка была немедленно установлена для просушки (она была еще сырая от горного снега). Настроение у нас значительно улучшилось.

Поскольку стояли мы практически около дороги, то часть проходивших мимо групп заворачивала к нам в лагерь для разговора. Одна из таких иркутских групп была очень живописной: пара примерно тридцатилетних мужчин, девушка и энергичная бабушка (извините, но другого слова просто подобрать не могу) ботаник. На нагло заданный одной из наших барышень вопрос о возрасте она отшутилась, что не помнит, сколько ей лет. При этом жизненная сила у нее просто хлестала через край: она фотографировала цветы, собирала гербарии, и очень увлеченно рассказывала о природе Саян. Я просто восхищаюсь такой любовью к жизни.

Нам рассказали, что бабочки сибирского непарного шелкопряда залетели сюда откуда-то и со страшной скоростью уничтожают лес (это мы видели своими глазами). Но также забавно было наблюдать, что и на бабочек иногда находится управа: местные кузнечики даже забирались на ветки, чтобы достать бабочек, и поедали их. Так что да здравствуют саянские кузнечики - борцы с вредителями леса!

При встрече с этой группой также имел место еще один забавный момент. Я стоял рядом с иркутянами, когда вдруг услышал за спиной: "какой большой мужчина, и какая маленькая штучка". Стыдно признаться, но первая пришедшая мне в голову ассоциация была связана со "штучкой" из мультиков про Масяню. :-) Когда же нас просветили, что "штучками" в этой группе называют сидушки из "пенки", я впал в состояние истерического смеха, причина которого была совершенно непонятна нашим иркутским коллегам. Вот так может родиться и еще одна легенда о слабоумных москвичах (известно же, что "смех без причины...").

Но дневка продолжалась, и мы даже оставили заброску, в которую поместили запасную палатку Герасимовых. Так в вялой суете первого (или нулевого) дня похода подошло время ужина. В этот раз все решили освободить раненого руководителя от дежурства и дежурить по двое. Сегодняшним вечером начиналось наше с Олей дежурство. Любящий всякие аббревиатуры руководитель сразу же придумал название нашему дуэту, производное от первых букв наших фамилий: "ШИПР". Но, несмотря на такое название, отдежурили мы вроде бы не очень плохо.

15 августа 2003

На этот день у нас был запланирован подход к перевалу Хубыты до границы леса. Погода была лучше, чем вчера, хотя с утра висел густейший туман. Маршрут начинался по дороге через лес, пересекая почти сразу же две протоки р. Ехэ-Гэр. После переправы по бревнам в скором времени мы вышли на большой луг, весь усыпанный паутинками. Все кинулись их фотографировать, но хорошие снимки в итоге вышли только у Гали Герасимовой.

На поле с паутинками.
На поле с паутинками.

Дальше подъем шел довольно монотонный, ничего интересного не происходило. (На самом деле, вокруг было много всего интересного, но я натурально засыпал на ходу, даже приходилось считать про себя, чтобы не уснуть. :-) Не иначе, виной всему была разница в часовых поясах, и мой организм еще не перестроился на новый режим. Но состояние было абсолютно идиотское, как будто давление упало до нуля. Это при том, что усталости как таковой не было, и тропа была довольно ровной.)

Как бы там ни было, но мы неспешно дочапали до озер в лесу, около которых дороги к перевалам Хубыты и Шумак расходятся. Наш путь лежал влево по ходу от озер, вдоль реки. К сожалению, сначала мы промахнулись мимо тропы (взяли слишком высоко от склона), спустились к тропе только где-то через переход. Тут пора было делать пережор, и если бы не помощь ребят, я даже не знаю, как развел бы костер (стоило мне на секунду остановиться, и я сразу же засыпал). О моем состоянии хорошо говорит следующий факт: когда Галя Щукина предложила мне аскорбинку, я поинтересовался: "а она пятиминутка"? В общем, мозги отключились напрочь. :-) (Как я потом догадался, видимо, я имел в виду варенье-пятиминутку. Хорошо же у меня съехала крыша.) Но крепкий кофе на пережоре все-таки разбудил меня, и я уже даже решил не вставлять пока в глаза спички.

После пережора мы прошли буквально один переход и встали на хорошей стоянке у верхней границы леса ниже водопада. Как оказалось, встали вовремя: навстречу нам потянулась казавшаяся бесконечной цепочка молодежи. Это спускалась Сибириада. Периодически кто-нибудь из участников спрашивал нас, куда мы идем. Услышав, что идем мы вверх, они только что не крутили пальцем у виска. "Ведь там же выпало много снега!" Эта информация получила подтверждение и из серьезных источников: удалось поговорить с одним из инструкторов, который подтвердил, что хорошая тропёжка нам обеспечена. Нас радовало только то, что мы пойдем уже по следам Сибириады.

Но пока мы раскинули лагерь и принялись загорать. Желающие отправились на разведку вверх по долине, а остальные просто наслаждались неожиданно улучшившейся погодой. Кругом рос красивый кедровый лес, полянка была замечательная. Так что взрослые расслабились. А вот детям нужно было готовиться к дежурству. :-)

Наташа, Ярослав и Дима лихо приступили к выполнению обязанностей дежурных. Настолько лихо, что через некоторое время Диму даже с почетом освободили от дежурства. А то всю еду приготовили бы слишком быстро и слишком хорошо. :-)

Вот так хорошо и закончился наш первый полноценный ходовой день.

Бурундук на стоянке.
Бурундук на стоянке

16 августа 2003

Ночь была довольно холодной, так что появились надежды на то, что погода улучшится. У нас было намерение пройти сегодня перевал Хубыты (н/к), так что хорошая погода нам не помешала бы. Подъем к перевалу от нашей стоянки чуть ниже верхней границы леса начинается по довольно крутой тропе, ведущей на устьевую ступень средней части долины. Примерно на середине подъема по высоте тропу перегораживали загородки, не дающие пасущемуся скоту разбегаться по долине. Но из-за погоды коров вверху не было, так что разбегаться было не кому.

Поднявшись на пологую часть, где лес заканчивается, сфотографировались у водопада, и стали любоваться открывавшимися в сторону Монголии видами. Хотя, правильнее было бы сказать, что виды были "закрывавшимися" – начался дождь.

Погода продолжала портиться, и у руководства появились упаднические настроения (не часто Женя спрашивает участников, "а не повернуть ли нам"?). Но все набросили накидки, закусили очередной конфеткой-витаминкой и высказались в том духе, что лучше уж идти вперед (вернуться в случае чего успеем).

Ребята из Сибириады нас не обманули – действительно, в верхней части долины ровным слоем лежал снег. Но по нему была натоптана тропа, так что нам оставалось просто идти вперед. Да тут еще и седловина перевала показалась неожиданно рано – как оказалось, в туристических отчетах высота перевала была завышена относительно реальной почти на 100 м. Мелочь, а приятно! (Надо заметить, что на топокарте высота перевала указана правильно.)

Седловина пер. Хубыты.
Седловина пер. Хубыты.

На широкой заболоченной седловине перевала был изрядный ветродуй, но нас согрела любезно предоставленная Наташей огромная шоколадка, которую она тащила все эти дни. Зная любовь Наташи к белому шоколаду, я был просто сражён наповал подобным проявлением стоицизма и заботы о ближних.

Устроив сухой пережор, мы начали спуск, - сидеть на продуваемой седловине смысла не было. Спуск по заснеженной осыпной тропе прошел легко и быстро. И вот мы уже снова на травке, да и погода, похоже, улучшается.

Первая же переправа через реку Баром-Гол чуть не привела к потерям: Галя Щукина упустила шапочку, но Ярослав героически спас головной убор из пучины. И это ещё в том месте, где река пока напоминает ручеёк! Что же ждет нас дальше? Наверное, утопим что-нибудь большое, решил я.

Через пару переходов тропа привела нас к верхней границе леса. И тут случилось страшное: Дима увидел кедровые шишки. "Кедровая болезнь" сразу же сразила его, и потом все маршрут он только и делал, что искал шишки. Пока "здоровые" люди на привалах отдыхали, Дима с огромным энтузиазмом лазил по деревьям с целью добыть ну еще хотя бы одну шишечку. То, что шишки были все в смоле, и потом их нужно было тащить до лагеря, его не останавливало. Не иначе как кедровые орешки – это особая разновидность наркотиков. :-)

Недалеко от верхней границы леса на подъеме на небольшой холм нас догнали трое бурятов на двух лошадях. Как обычно, увидев вооруженного человека (у одного из всадников за спиной висело ружье), я несколько напрягся. Но это оказались очень мирные люди: старик-бурят вёз свою дочь (чьё лицо было закрыто сложной конструкцией из полиэтиленовых пакетов) и внучку на минеральные источники Шумака. А через перевал Шумак лошади пройти не смогли – слишком много еще там было снега. Вот и пришлось им добираться кружным путём.

Мы распрощались с аборигенами, и продолжили спуск по тропе к стоянкам на берегу Баром-Гола чуть выше слияния с Архатом. Об этих стоянках нам рассказывал Рудаков. Действительно, место очень приятное: травянистая терраса на берегу реки, украшенная несколькими кедрами. Даже еще не растаявшие комья снега не портили впечатления.

День удался. А вечер прошёл в обсуждении планов. Что делать дальше пока было непонятно. Возвращаться назад по тому же пути не хотелось. Но уже стало ясно, что через каньоны нам не пройти – вода поднялась. Оставалось уповать на погоду. И за ужином были предприняты соответствующие меры.

17 августа 2003

Утро не принесло ясности: было облачно, периодически начинал накрапывать дождь. После непродолжительных обсуждений решили устроить радиалку в верховья Архата для всех желающих. Как ни странно, желающими оказались практически все, кроме Жени и Димы. Женя лечил ногу, а Дима никак не мог оторваться от шишек. С глубоким удивлением я обнаружил, что тоже иду в радиалку.

Прогулка прошла замечательно: мы прошли вверх по долине над каньоном, полюбовались кедрами и озерами в верхней части. Так незаметно прошло время до обеда.

После обеда погода улучшилась, и народ сразу же предался разложению. А мы с Димой и Ярославом отправились на фотоохоту за бурундуками, шнырявшими вокруг лагеря. Когда бурундуки были отсняты, Дима нашёл себе новое развлечение: стал гонять пищуху в камнях у реки. К сожалению, пищуха не вынесла подобного обращения. :-( По мере улучшения погоды наши планы в очередной раз претерпели изменения, и теперь на следующий день мы решили идти в сторону перевала Горных духов (Женя пообщался с ребятами, которые прошли этот перевал, и сильно надеялся на наличие протропленной им в снегу тропы).

18 августа 2003

Утро было не само плохое, и мы вышли вниз по долине, чтобы подойти к перевалу Горных духов (1А). Переправившись по мосту из брёвен через Баром-Гол чуть ниже нашей стоянки, мы практически сразу же вышли к грандиозным стоянкам Сибириады. Было видно, что стояло тут около сотни человек: кругом были следы палаток (вокруг многих были прокопаны канавки для отвода воды), наколотые дрова и даже здоровущая колотушка для сбора кедровых орехов.

Здесь тропа опять уходила от реки, и шла вдоль склона практически без потери высоты. Через переход мы подошли к броду. Теперь нам нужно было переходить на левый берег реки.

Переправа оказалась довольно простой, прошли практически сходу. Правда, после нее пришлось опять переобуваться, чтобы по тропе обойти прижим.

После прижима нам нужно было перейти на правый берег реки. Тропа выводит ниже слияния с Зун-Голом, и река здесь уже довольно бурная. Поэтому мы решили вернуться немного назад, и пройти реки до их слияния. Что мы и сделали без больших напрягов.

Надо сказать, что переодевание на переправах у нас превратилось в своеобразную демонстрацию мод: Женя надевал модные шорты, а Галя Щукина – еще более модные брюки для фитнеса. А остальные просто щеголяли голыми ножками и ногами. :-)

После переправы нам нужно было подняться на высокий правый берег Зун-Гола, где должна была быть тропа. Тропа оказалась очень странной, слабой и местами пропадавшей. Возможно, мы не нашли основную тропу, а, может быть, тут действительно мало ходят.

Примерно через пару переходов мы подошли к первому по счету правому (ор.) ручью. Около него лес выгорел. Такое ощущение, что пожар был вызван молнией (хороших мест для стоянки вокруг не наблюдалось, так что гипотеза о непотушенном костре вызывала сомнения).

Погода стала ухудшаться, а нам нужно было форсировать еще два ручья. На последнем я поторопился, решив помочь Наташе, и, поскользнувшись на мокрой плите, съехал одной ногой в ручей. Ну да ладно, не все же с сухими ногами ходить.

Чуть выше третьего по счету ручья долина расширяется, и мы вышли на широкий пологий склон. Отсюда было рукой подать до верхней границы леса. По описаниям из отчёта группы школьников, здесь должны были быть большие хорошие стоянки. Обегали всё вокруг, но так и не нашли стоянок, которые были бы "хорошими" в нашем понимании. Решили встать на верхней границе леса под защитой камней. Вечером пошел дождь (а как же иначе, ведь опять было наше с Олей дежурство), зато потом нас порадовали красивыми видами и небольшой радугой.

19 августа 2003

Утро начиналось довольно противно. Когда я вылез из палатки, все вокруг было затянуто облаками. Ну вот, "словили днёвку", подумал я. Но буквально через десять-пятнадцать минут неожиданно подул сильный ветер, и облачность стало разносить. Не прошло и получаса, как открылись соседние вершины. Так что дежурство прошло лучше, чем я ожидал, и после завтрака мы вышли в сторону перевала Усть-Илимцев, с седловины которого начинался подъем на перевал Горных духов.

Подъем в сторону перевала был практически без тропы, по травянистому склону. К сожалению, уже довольно скоро трава под ногами сменилась снегом.

Тропёжка пока была неглубокой, и скоро мы вышли на седловину перевала Усть-Илимцев. Отсюда нужно было искать путь подъема на перевал Горных духов, седловина которого располагалась в гребне справа по ходу от перевала Усть-Илимцев. Кто-то ночевал на седловине перевала Усть-Илимцев, поэтому следы вели в нескольких разных направлениях. В телеобъектив удалось разглядеть цепочку следов, ведших к ближней по ходу (левой) седловине (можно было идти и через соседнюю, более дальнюю (вправо по ходу) седловину, но смысла большого мы в этом не видели).

Пока разбирались с вариантами подъема, народ надевал импровизированные марлевые маски для защиты от солнечных ожогов. Смотрелось все это довольно комично: ни одной одинаковой маски не было.

Но вот с маршрутом подъема определились, и началась тропёжка. В нижней части снег еще держал, но ближе к гребню раскис. Тропили по очереди, и накушались довольно хорошо. Последнюю часть подъема активно протропил Сергей Щукин.

На подъеме на перевал Горных духов.
На подъеме на перевал Горных духов.

Но вот и седловина. И мы успели выбраться сюда до ухудшения погоды. Спуск вниз представлялся более неприятным, чем подъем: покрытая раскисшим снегом крупная осыпь на примерно 30-градусном склоне. Идеальное место для получения перелома берцовых костей. Женя еще ухитрялся видеть на снегу какие-то следы, я же шел как слепой кот Базилио.

Спуск на пологую часть (метров 300 по высоте) принес мне порядка пятнадцати отметин на правой голени, и штук шесть – на левой. Когда нога в очередной раз провалилась, и я в третий раз схлопотал по одному и тому же месту камнем, я ужасно расстроился, и высказал всё, что думал по этому поводу. Особенно было жалко пробитую камнем штанину. Еще бы, этим штанам еще и 15 лет не было! :-)

Собственно, не я один был такой: проваливались и разбивали ноги все. Дима так вообще упал в снег, и ногу у него заклинило между камнями. Очень расстроился. А у Наташи и у меня, как выяснилось потом, расположение травм практически совпадало.

Пока мы так корячились под мешками, Сергей Щукин легко спустился в стороне от нас, попросту толкая по снегу свой и Галин рюкзаки. Аж завидно стало.

Но вот мы вышли на пологую часть, а потом и из зоны снега, и сразу же плюхнулись на сухой пережор на берегу ручья. Выглянуло солнце, и все были просто счастливы от того, что без потерь прошли этот перевал. Теперь мы были почти уверены, что и дальше пройдем маршрут без проблем.

После пережора мы довольно бодро пошли вниз по долине левым берегом реки до границы леса. Тропа периодически появлялась и пропадала, но постепенно становилась все более набитой и широкой. Примерно через пару переходов мы миновали красивый каньон, в котором река изменяла направление движения практически на 180 градусов. Мы прошли еще немного вниз по тропе и встали на ночь на небольшой стоянке под кедрами на берегу левого ручья. Вечером дежурили Наташа и Ярослав, и они приготовили нам просто замечательный ужин.

Палатка наша стояла на небольшом уклоне, поэтому ночью Наташа сползла. И когда я проснулся в очередной раз, то обнаружил её голову на уровне своих коленей. Но такие мелкие неудобства не мешали Наташе спать глубоким сном человека, исполнившего свой долг. :-)

Вечер в Тунках. Вид в сторону Монголии
Вечер в Тунках. Вид в сторону Монголии

20 августа 2003

Утро началось с замечательного завтрака. Еще бы, сегодня был день рождения Сергея Щукина. Но глобально праздновать решили потом, пока же ограничились вручением подарков (хе-хе, все всегда стремятся поскорее скинуть вес и нагрузить именинника).

Все вокруг было окутано красивым туманом, но пока я ходил за камерой, он частично рассеялся. Но заросли черники и жимолости остались на месте.

Поскольку наш лагерь стоял практически на тропе, то сомнений в том, куда идти, у нас не было. Спуск продолжался левым берегом Левого Шумака (Шумак-Гол), по практически конной тропе. В описании уже упоминавшихся школьников было сказано, что тропа петляет с берега на берег, и мы морщили лбы, пытаясь понять, где они нашли тропу на правом берегу? Правый берег выглядел очень негостеприимным, никакой тропы на нём не было видно, да и река была достаточно бурной. Тропа на самом деле спустилась к реке, и дальше пошла по руслу. Не иначе, решили мы, школьники либо не ходили здесь, либо их везли на лошадях вдоль русла реки. В общем, переправы на правый берег нам удалось избежать, периодически мы обходили прижимы, взбираясь по небольшим тропкам на склон левого берега. Тропинки стали явно пешеходными, а не конными, да еще периодически попадались ловушки для ног: несколько параллельно лежащих бревен, поросших мхом. Нога так и норовила провалиться между ними, и сперва жертвой такой ловушки стал Сергей Герасимов, а потом и я.

Так мы и шли, пока тропа не вывела нас опять к реке, прямо перед большим прижимом на слиянии Левого и Среднего Шумака. Понятно, что на лошадях здесь было легко переправиться. Но мы решили все же обойтись пока без переправ, и полезли прямо вверх по заросшему малиной склону.

Когда мы вылезли на прижим, то оказались в зарослях черники и голубики. На некоторое время движение группы было парализовано. :-)

Черника
Черника.

Но руководителю все же удалось отогнать участников от ягод, и мы начали спуск в долину ниже прижима. И тут идущие впереди наткнулись на зайчонка. Как ему подсказывал инстинкт самосохранения, он сидел и не шевелился. Даже когда его стали фотографировать со вспышкой, он не моргнул глазом. Когда мы прошли мимо зайчонка и остановились на берегу реки, я сбросил рюкзак, и решил вернуться, чтобы сфотографировать зверька еще раз по всем правилам, но так он и стал меня дожидаться. :-)

Зайчонок в долине Шумака.
Зайчонок в долине Шумака.

Ниже прижима тропа приобрела капитальные очертания. Было видно (да и обоняние подсказывало), что по ней проезжает очень много лошадей. :-)

Буквально за десять минут мы дошли до зимовий. Слово "зимовье" произносится на местном диалекте с ударением на последнюю гласную как "зимовьЁ".

Строения были практически новыми и довольно капитальными. Единственная удивившая меня особенность: отсутствие несущей балки под коньком. Вероятно, такой архитектурный стиль связан с относительно малым количеством осадков.

В первом же зимовье стояла детская группа из Улан-Удэ (мне даже показалось, что это просто большая семья), собиравшаяся уходить. Они предложили нам остановиться в соседнем пустующем домике, то мы и сделали.

Поселившись в зимовье, мы отправились под мелким дождем на экскурсию по Шумаку. Людей практически не было – снег испугал отдыхающих. И мы бродили по пустынным источникам, восхищаясь различными "дивайсами", построенными руками трудолюбивых туристов. Судя по недавно обновленным надписям (как выяснилось, ждали приезда какого-то начальства из местной администрации), вода из источников помогала от всего: начиная от сердечных болезней, и заканчивая сложными случаями дисфункции репродуктивной системы. Вспоминая обильно унавоженную тропу и наставления Рудакова, мы все же решили не проверять на себе их чудодейственную силу. Зато ребята искупались в открытой ванне с не очень теплой водой.

Резная скульптура на Шумаке.
Резная скульптура на Шумаке.

После прогулки мы устроили праздничный обед. А после обеда под руководством уже бывавшего здесь Сергея Герасимова отправились на другой берег Шумака, где была расположена большая часть строений. По пути выяснилось, что мосты через Шумак смыло паводком, и переправляться нужно по тонким качающимся бревнам. Ничего, переправились.

Погуляли на правом берегу, постелили местное культовое буддистское учреждение, погоняли больших черных белок. Уже собирались уходить назад, как повстречали представителей администрации курорта, которые настоятельно рекомендовали нам все же искупаться в горячих источниках.

"Поддавшись на провокацию", мы отправились к домику с ванной, изящно украшенному поделками из дерева и резными табличками (такова вообще специфика Шумака: много резных табличек и практически нет надписей). Вода была довольно теплой. Барышень пустили купаться первыми, а сами залезли потом, чтобы оттянуться по полной. Ванна была действительно теплой, хотя в ней и плавали какие-то пиявки, да Дима периодически мутил воду. Но это не помешало особенно упорным пересидеть в ванне в два раза дольше положенного срока.

Закончился этот чрезвычайно насыщенный день совершенно восхитительным праздничным ужином при свечах с сухофруктами и "Баунти" на сладкое. Разумеется, не обошлось и без горячительных напитков.

21 августа 2003

На это день у нас была запланирована радиалка по окрестностям, но погода дала нам понять, что нас ждет просто дневка: дождь лил практически не переставая, окрестные вершины были зарыты туманом. Вода в реке стремительно поднималась.

Так что мы сидели в домике, занимались благоустройством (замостили площадку перед входом), сушили вещи и бездельничали.

А тут еще оказалось, что мыши (или, по версии Димы, бурундуки) прогрызли рюкзак Ярослава и поели часть продуктов. Было решено ловить всех окрестных бурундуков и допрашивать их с пристрастием на эту тему. Вокруг домиков по мокрому лесу летало несколько кедровок, иногда пробегали белки. Правда, одна из больших черных белок, которую увидела в окно Галя Щукина, неожиданно громко залаяла и превратилась в собаку.

К вечеру дождь поутих, но уровень воды в реке так и не снизился.

22 августа 2003

Утро было не очень мокрым, и мы распрощались с гостеприимным зимовьем. На прощанье побросали в воду монетки. Переправа через реку по бревнам прошла без проблем, и мы начали подход под пер. Шумак (1А) тропой правого берега Шумака. Тропа была довольно мокрой и разбитой, местами её пересекали участки мокрой осыпи. На одной из таких сыпух Женя довольно сильно ушиб ногу. Но до пережора, на который мы остановились около стоящего на правом ручье зимовья, мы дошли в довольно приличном темпе.

Пока мы обедали, нас обогнала группа из Иркутска. Ребята хотели сегодня же пройти перевал. Их спешка объяснялась двумя причинами: отпуска у всех заканчивались, да и мест ночевки с дровами на этой стороне выше по долине практически не было.

Надо сказать, что местные практически все ходят с готовками на кострах (что понятно), а из обуви предпочитают резиновые сапоги или армейские ботинки. Наиболее популярная одежда – армейский же камуфляж. Понятно, что наша группа разительно выбивалась из такого стиля, и нас легко опознавали.

Пока готовили обед, наблюдали за наглым бурундуком, который утащил сухарь больше себя размером, и пытался его за раз сгрызть.

После обеда мы прошли всего пару переходов и встали на ночь на стоянках у водопада на границе леса (1950 м). Место довольно открытое, но зато очень красивый вид на каньон с водопадом. Натянули, как уже стало традицией, два тента, поужинали, прогулялись к водопаду. Чуть погодя Сергей Щукин развел в стороне маленький костей для жарки шишек.

До самого вечера мимо нас шли группы: кто с Шумака, кто на Шумак. Женя пообщался с одним из иркутян, рекомендовавшим нам хорошее место для отдыха на Байкале. Особенно запомнилась семейная пара с ребенком. Маленькую девочку (кажется, трехлетнюю) протащили через перевал, и она плача бежала по тропе вслед за родителями. Но не отставала, и не сдавалась. Упорная вырастет девочка.

23 августа 2003

Утро было довольно прохладным. Опять было наше с Олей дежурство, но, что меня очень радовало, опять на газу. Вообще с Олей мне было очень хорошо дежурить. Но вот только она никак не соглашалась с моими предложениями поспать подольше. :-)

Газ в баллонах был на последнем издыхании, поэтому завтрак готовился довольно долго. Наконец мы собрались, и пошли по тропе в обход водопадов к перевалу. Подъем к перевалу идет по очень хорошо набитой тропе, мимо двух довольно симпатичных озер. Когда мы вышли на участок, с которого был виден заснеженный склон перевала, я даже не поверил, что это наш перевал – смотрелся он довольно высоким. Но мы сфотографировались на его фоне (как выяснилось, так же этот перевал обычно выглядит зимой), а также сняли на память несколько чахлых желтых тюльпанов.

Чуть выше озер тропа пошла по снегу. Но, поскольку до нас здесь прошло множество людей и лошадей, трудностей подъем не вызывал. На минуту я даже представил себе, что нахожусь в больших горах. Но вот и седловина, с воткнутой лопатой и множеством привязанных ленточек. Сфотографировавшись на фоне заснеженных вершин, начали спуск с перевала по снегу. И мигом сбежали на травку, где сразу же и плюхнулись на пережор у ручья.

Пока готовили обед, один из газовых баллонов очень сильно перегрелся, основательно перепугав меня.

После обеда мы спустились с небольшого осыпного порожка, переправились на правый берег реки, и продолжили спуск по долине. Прямо напротив нас был перевал Гранатовый, и наиболее романтичные участники сразу же принялись эти гранаты искать. Пока народ расслаблялся и терял бдительность, Галя Щукина пошалила с носком Сережи Щукина, сохнущим на внешней подвеске рюкзака, спрятав его. Это привело к тому, что Сережа собрался выкидывать оставшийся носок.

Уже чувствовалась близость населёнки: стали попадаться пасущиеся коровы.

Пора было бы встать на ночевку, но подходящего места все не находилось. В итоге остановились почти на тропе, чуть ниже большого камня.

Вечером общественность обуяла общая гранатовая лихорадка. Сережа Герасимов обнаружил гранатовую жилу в большом камне, и большая часть группы отправилась его долбить. Сергей Щукин обратился ко мне с вопросом: можно ли использовать скальные крючья для добывания кедровых орешков. Я очень удивился, но сказал, что можно. Как оказалось, Сергей имел в виду не орешки, а гранаты.

Ближе к ночи резко похолодало, зато открылись потрясающие виды вверх и вниз по долине. Ночь выдалась холодной и ветреной. Но проснулся я не от холода, а от того, что что-то стало давить мне на плечо. Как оказалось, это так удобно устроилась на ночь Наташа.

Озеро под пер. Хубыты.
Озеро под пер. Хубыты.

24 августа 2003

Утром мы быстренько собрались, и по хорошей тропе (так называемой "верхней тропе") отправились вниз по долине.

Я шел последним, периодически останавливаясь, чтобы пофотографировать. Во время одной из таких остановок, заметил очередного зайца, нагло сидящего невдалеке от тропы. Но близко к себе этот зверь подпускать меня не стал.

Через пару переходов мы подошли к очередному зимовью.

Вскоре произошло небольшое приключение, изрядно испортившее нам настроение.

На тропе периодически появлялись большие участки грязи и луж, и, обходя один из таких участков, группа из четырех шедших последними человек проморгала поворот направо, и ушла в болота по старой колее. Как последние чайники (у двоих из которых был опыт нескольких пятерок).

В итоге на поиски этих четверых (а именно Сергея Щукина, Гали Герасимовой, Димы и меня) было потрачено много времени, да и мы сами основательно набегались. А я размялся пробежкой в каньон, и здорово расстроился.

Нужно отметить замечательное поведение Гали и Димы во время наших блужданий. Но когда мы нашлись, совершенно невиновные в случившемся Дима и Галя (они просто шли за лидером) получили незаслуженный нагоняй от руководителя.

Из-за задержки, связанной с поисками потерявшихся, на пережор остановились у озера на развилке тропы Шумак-Хубыты. Прямо перед озерами опять встретили бабушку-ботаника. Она тоже уже возвращалась с Шумака.

Дима не упустил свой шанс, и, пока готовился обед, искупался в озере. Пока купался, он периодически передавал через Сергея Герасимова свои пожелания о том, что Женя должен ему принести. :-)

Пережор прошел хорошо, погода стояла отличная, и даже прошедшее стадо коров нас не испугало.

После пережора мы лихо стартовали вниз по тропе, и только через полчаса обнаружили, что Ярослав забыл на стоянке свой фотоаппарат. Пришлось ему вместе с Сергеем Герасимовым возвращаться к месту обеда.

Как-то незаметно мы вышли к цветочной поляне. По пути мы с Наташей потратили еще немного времени на разглядывание ярко-желтой гусеницы.

Поставив лагерь на поляне, народ придался купанию в протекающем рядом ручье. Неглубокая заводь с чистой холодной водой очень тому способствовала.

Вскоре с найденным фотоаппаратом вернулись Сергей и Ярослав. И тоже отправились купаться. А ночью Ярослав заболел – купание в холодной воде после пробежки дало себя знать.

25 августа 2003

К утру Ярославу стало лучше, и мы пошли по дороге в сторону Ниловки.

Дорога прошла без приключений, и вот мы уже на ручье, где стояли лагерем в первый день. Откопали оставленную заброску, и Сережа Герасимов волшебным образом извлек из нее банку пива (когда я писал этот текст, я уже был уверен, что банок было две; но меня поправили).

Больше вроде рассказывать не о чем. Мы легко дошли по Ниловки, попутно посетив пустой по случаю рабочего дня дацан. И в Ниловке сразу же поймали комфортабельный микроавтобус до Слюдянки (за 2000 руб.).

Всю дорогу ехали в комфорте, периодически останавливаясь у магазинов. По пути наблюдали огромную толпу, дожидавшуюся рейсового автобуса. Вздрогнули, и еще раз убедились в правильности своего выбора транспорта.

Ну вот и Слюдянка, конечная точка нашего похода. Впереди – отдых на Байкале.

Вид Байкала.
Вид Байкала

25 августа 2003

По приезде в Слюдянку мы закупили продукты и взяли билеты на электричку до станции Темная Падь (время в пути около 30 мин.). Когда высадились на платформе, уже вовсю поливал дождь.

Нам очень повезло, что с нами в поезде ехала сотрудница Иркутской федерации Альпинизма, любезно показавшая нам дорогу. Спуск по мокрой тропе в дождь до Старой Ангасолки занял у нас около 40 мин., и для меня был довольно экстремальным (я упаковал палки в рюкзак, и, попытавшись догнать Наташу после остановки, лихо навернулся на мокром склоне).

Но вот мы и добрались до Старой Ангасолки – небольшой деревушки на берегу Байкала. Здесь есть магазин и что-то вроде музея Рерихов. А еще здесь проходит Кругобайкальская железная дорога, и прямо у деревни находится красивый виадук.

Ночевка в домике Иркутской федерации Альпинизма на самом берегу Байкала обошлась нам в 60 руб. с человека в день. В наше распоряжение поступила большая комната с полатями для сна, общая кухня, удобства во дворе и вода в Байкале.

26 августа 2003

Утром погода была отличная, и мы отправились на прогулку по Кругобайкальской железной дороге. Кругом летали бабочки и чайки, по обочинам дороги цвели цветы.

Вообще Кругобайкальская железная дорога – это одно из чудес инженерного искусства. Идущее вдоль берега железнодорожное полотно периодически скрывается в тоннелях, с изящных сводов которых даже иногда свисают небольшие сталактиты.

Многие тоннели довольно длинные – до нескольких сотен метров. Одним словом, погуляйте, не пожалеете. Тем более что движения по дороге практически нет: только изредка пройдет рабочий поезд "Матаня", да в летний сезон раз в день ходит экскурсионный состав для туристов.

Пока мы гуляли по дороге, мимо нас периодически пролетал сокол, видимо, охотившийся на чаек.

Пройдя несколько километров, мы решили поворачивать назад. Сфотографировались на память у тоннеля с надписью "1903-1905", искупались в Байкале (правильнее было бы сказать, намочили ноги).

А на обратном пути мы встретили ползущего прямо по путям щитомордника. Пока шли домой, пытались связаться с цивилизацией. Выяснилось, что сотовый телефон MTS здесь пусть очень неустойчиво, но все-таки работает.

Щитомордник.
Щитомордник.

По возвращении договорились о бане на вечер. На всех это замечательное удовольствие обошлось в 1000 руб. И действительно, упарились и отмылись по полной программе. Кайф! Особо активные граждане прямо из парилки плюхались в Байкал (пробежав предварительно метров десять по мелководью). Вот только верхние полки в бане оказались чисто декоративными: отваливались при малейшем касании. Но в остальном – сказка.

После бани народ выпал в осадок, и даже ужин остался недоеденным.

А еще вечером в Байкале "тонула" красивейшая радуга.

Радуга в Старой Ангасолке.
Радуга в Старой Ангасолке.

27 августа 2003

В это день мы решили прогуляться по дороге в другую сторону. Но погода была похуже, местность не такой интересной, а движение поездов – неожиданно интенсивным, поэтому к обеду мы вернулись домой. Тут меня окончательно срубила головная боль (как оказалось, на полатях спать ужасно душно, и практически все ночи я промучился без сна), и я вырубился.

Когда я пришел в себя, уже вечерело. Мы под руководством Ярослава предприняли прогулку на близлежащую горушку, откуда открывались замечательные виды на Байкал. Отсняв последние кадры, мы спустились в деревню. Пока мы неспешно спускались, Наташа и Ярослав дожидались нас на виадуке, свесив ножки.

Наташа и Ярослав на виадуке.
Наташа и Ярослав на виадуке.

28 августа 2003

Но вот наше пребывание в сказке закончилось, и нам нужно было возвращаться домой. По пути к станции любители природы набрали кедров.

Поезд пришел по расписанию, и скоро мы уже лежали на пустыре в Слюдянке, в окружении копченого омуля и бутылок с разными напитками. Разложение продолжалось до полной потери аппетита вследствие обжорства, а потом те из нас, у кого еще оставались хоть какие-то силы, отправились в местный минералогический музей. А мы с Женей тем временем провели время за разговорами на исторические темы.

Когда наши друзья вернулись из музея, выяснилось, что они скупили там по меньшей мере половину экспонатов. Особенно расстарался Сергей Герасимов. Теперь его коллекция включает действительно уникальные экземпляры.

Когда пришла пора грузиться на поезд, мы с трудом доползли до платформы (кстати, здание вокзала в Слюдянке построено из розового мрамора).

Немного посмеялись: одна из местных девушек, увидев нас, изрекла сакраментальную фразу: "как много, и все в Москву".

Едва отсмеялись, как стали смеяться опять: Наташа так ловко очистила банан, что он выпал у нее из рук и плюхнулся на асфальт. Было высказано мнение, что в обезьяны Наташа не годится. :-)

К сожалению, мой путь с ребятами лежал только до Иркутска. Так мы распрощались, и я отправился искать гостиницу, чтобы перекантоваться до утреннего авиарейса. Посадка в самолет прошла без проблем (вот только у меня чуть не засветили все пленки – стали гонять их в машинке для просвечивания туда-сюда).

На этом наш очередной детский поход закончился.

Наверное, это был один из самых душевных походов за последние годы. В таком замечательном коллективе мне очень нравится ходить. И я очень надеюсь, что мне еще представится возможность сходить куда-нибудь с этими прекрасными людьми.

И еще я надеюсь вернуться в Саяны.

Пока же в ожидании меня утешает то, что далеко не всякий турист может похвастаться, что видел летом Тункинские гольцы такими, какими они обычно предстают взгляду зимой.

А читателям этого опуса рекомендую ознакомиться с хорошими ресурсами по Тункинским гольцам и Кругобайкальской железной дороге: http://tunki.baikal.ru/ и http://kbzd.irk.ru/.

Вид Байкала с кораблём.
Вид Байкала с кораблём.