Home Горный туризм Приполярный Урал- 2002
Приполярный Урал- 2002 Печать E-mail

В долине р. Манарага.

Маршрут: г. Инта – Балбанты – г. Народная (1895 м, радиально) – пер. Кар-Кар – р. Манарага – пер. Студенческий – р. Капкан-Вож – пер. Тобик – р. Лунвож-Нидысей – р. Нидысей – руч. Каменистый – пер. Тракторный – р. Дурная – тракт в Кожим – Кожим (1952 км) – г. Инта.

Руководитель: Голиков Евгений
Участники: Бородина Оля, Герасимов Сергей, Герасимов Ярослав, Глухих Дмитрий, Глухих Ирина, Голиков Дима, Голикова Наташа, Голикова Светлана, Моисеев Андрей, Моисеев Петя, Моисеев Сережа, Моисеева Татьяна, Ширяев Николай, Щукина Галина, Щукин Сергей.

Идея похода на Приполярный Урал охватила умы прогрессивной общественности после удачного детского похода 2001 года на Кольский полуостров в Ловозёры и Хибины (по словам нашего Любимого Руководителя: "если не считать безответственной болтовни, каковая имела место и в 2000, и в 1990, и в 1980"). Поэтому привлечение участников проводилось под лозунгом: "пойдемте с нами, будет кайф!" Как оказалось впоследствии, кайф действительно был.

Итак, мы собрались в количестве, которое, признаюсь, меня несколько испугало: аж 16 человек (из них шесть детей и десять взрослых). Такой толпой я ходил только в очень давние годы. Но компания подобралась на редкость хорошая, схоженная (только я никак не мог привыкнуть к особенностям детских походов). Мероприятие получило название "ТППрУ’2002" - Туристический Поход по Приполярному Уралу'2002.

3-4 августа

Для меня начало нашей поездки вышло довольно напряженным: я безуспешно пытался запихать в рюкзак все снаряжение (основную веревку, газ, пилу, топор, продукты и прочие мелочи), и в результате чуть не опоздал на вокзал. К поезду я прибежал весь в мыле (в Москве стояла жара, да и бег с сорокапятикилограммовым рюкзаком за плечами здорово способствует потоотделению).

Но вот, - ура! - платформа. И навстречу мне идет Сережа Щукин, которого уже выслали на поиски. Забросив вещи в купе, я еще успел попрощаться с пришедшими провожать нас друзьями, и получить замечательные подарки от Зои и Саши Соловьевых (удобно все-таки иногда иметь день рождения :-) ).

Тут поезд тронулся, и мы расползлись по купе. Здесь нужно сказать, что билет мне пришлось брать отдельно от всей компании, поэтому ехал я в другом купе с тремя молодыми ребятами, стоически переносившими бардак, который я немедленно развел.

К поездке Наташа Голикова испекла вкуснейший яблочный пирог. Но, к сожалению, взявшаяся разрезать его Ира не знала, что противень покрыт каким-то мерзким материалом под названием "тефлон". И она грамотно нанесла на это покрытие отчетливую координатную сетку. :-) К счастью, поскольку помимо пирога у нас еще "неожиданно" оказалась любезно предоставленная семейством Глухих бутылка коньяка, настроение у всех было приподнятое. :-)

5 августа 2002

Ну вот мы и в Инте. Отсюда начинается наш маршрут. Поезд пришел примерно в половине девятого утра. Встретил нас сотрудник Национального парка "Югыд Ва" ("Чистая вода" - коми) в камуфляже и больших погонах. Женя и Дима быстро договорились обо всех условиях нашего пребывания в Национальном парке, оформили разрешение. После этого мы некоторое время подождали машину, которая задерживалась. В процессе ожидания накупили напоследок еды и воды в местных магазинчиках. Я прикупил детский крем (меня сначала осмеяли, - дескать, рюкзак что ли слишком легкий? - но потом оказалось, что в аптечке такого крема нет, и на маршруте народ регулярно за ним обращался). Но вот транспорт подошел. Машиной была "хозяйка" - вахтовка на шасси "Урала". Как нас строго предупредили, "совсем новая". Да… если эта машина была новой, то какие же тогда старые? :-) Впрочем, не буду возводить напраслину на хорошую машину: она была вполне на ходу, даже с сидений еще обивку не ободрали.

Наша группа с рюкзаками заняла практически все места в вахтовке. Вдобавок, к нам подселили одного из сопровождавших машину рабочих. По виду и повадкам он был типичным бомжом, но представился шофером. Начал утро он с того, что попытался открыть пивную бутылку (надо же человеку "поправиться"), и залил пивом полмашины. Но это были цветочки. Всё дальнейшее время поездки этот персонаж то спал, то в голос матерился, то набивался в гости. Клоун, одно слово.

Вот в таком прекрасном окружении мы ехали не то семь, не то восемь часов.

Через пару часов после начала движения Диме Голикову немного поплохело. Удивляться тут нечему, поскольку тракт от Инты довольно разбитый, и машину основательно трясло.

Но после нескольких часов пути машина подъехала к кордону Национального парка. Это была бытовка с большим плакатом, стоявшая у тракта. У нашего руководителя проверили документы, записали нас в журнал, и мы поехали дальше.

В первый же день начались казусы. Наличие в группе двух Дмитриев вносило определенную путаницу. При резком окрике Светы ("Дима!"), обращенном к Диме Голикову, вздрагивал Дима Глухих. :-) После того, как все вдоволь насмеялись, было принято полуофициальное решение обращаться к Диме Глухих по отчеству – "Леонидыч": оно и солиднее как-то, и путаницы не будет.

Одним из интересных моментов стала переправа через Кожим. Машина погрузилась в воду буквально по кузов, но уверенно проползла на другой берег. Там была объявлена очередная остановка, и мы смогли насадиться первыми видами района и реки.

Но остановка закончилась, и мы продолжили путь по разбитым колеям. Трясло так сильно, что Сергей Герасимов, сидевший в конце салона, подлетал до потолка. Один из полетов прошел не удачно – Сергей основательно побился, нашему доктору пришлось даже оказать ему небольшую медицинскую помощь.

Одна из остановок пришлась на заброшенную геологическую базу. В районе вроде бы опять начинают работать геологи, поэтому база, которая продана какому-то АО, даже охраняется. Пока стояли у базы, разговорились с шофером. Собственно, мы выслушивали его монолог о том, как "в Москве все зажрались и каждый получает зарплату в 20 тысяч". Наши попытки убедить его, что, мягко говоря, не правда, и люди и в Москве живут по-разному, не возымели успеха. Особенно было забавно наблюдать полемику водителя с Андреем, представлявшим нищую отечественную науку. Этот разговор привел меня к грустным размышлениям о том, что пока люди у нас не поймут, что никто им ничего не должен, просто так платить им деньги не будут, и не перестанут воспринимать работу как личное оскорбление, ничего у нас хорошего не будет…

Мои недобрые мысли получили подтверждение довольно скоро: машина остановилась на левом (ор.) берегу реки у нижней оконечности озера Бол. Балбанты, где нам было предложено разгружаться. На наши слова, что имела место договоренность о том, что довезут непосредственно до базы Желанная (которая была на другом берегу реки), нам ответили, что "вам и здесь будет нормально". После чего недвусмысленно потребовали выпивки, причем приставали с этим даже к девочкам. Что еще раз показало, что "совок" неистребим: если бы они предложили нам свои услуги по-хорошему, мы наверняка согласились бы. Но, поскольку нам уже до этого довольно грубо велели выгружаться, то мы тоже пребывали не в добром расположении духа, и "пролетарии" ничего не получили. (Как оказалось впоследствии, мы поступили правильно - запасов "стратегического ресурса" нам чуть было не хватило самим. :-) )

Озеро довольно большое, и в хорошую погоду наверняка очень красивое. Чуть в стороне стояла группа водников, с которыми наш начальник успел пообщаться. По здравому размышлению, было принято решение оставаться на этом берегу реки. Почти сразу же начался дождь, быстро усиливавшийся. Отойдя немного в сторону от дороги, мы встали у озера на ночевку. Кругом было полно следов пребывания оленей, но кто-то нашел лопату, и места под палатки были успешно расчищены от навоза. Мне в этот раз очень повезло – меня приютила семья Глухих. И даже не пытались заставить спать в тамбуре, а сразу пустили в палатку! :-)

Первый ужин ознаменовался распитием бутылки "Гжелки", которую взяли с собой Щукины. Спортивная часть похода началась! :-)

Озеро Круглое под пер. Кар-Кар

Озеро Круглое под пер. Кар-Кар

6 августа

Утро было довольно хмурым, но без дождя. Позавтракав, мы начали наш маршрут вверх по долине по дороге, идущей левым (ор.) берегом озера. Надо сказать, что по всем описаниям ходят правым берегом, но уж больно нам не хотелось переправляться. Дорога довольно скоро закончилась, и мы пошли по тундре. Идти оказалось на удивление просто, примерно в получасе хода от нашей ночевки мы нашли отличные стоянки на травке у ручья. Знать бы, что тут так хорошо, здесь и заночевали бы. Периодически начинал накрапывать дождик, но все было вполне терпимо.

Не мешала даже мошка, с которой боролись каждый по-своему: кто мазилками, кто накомарниками, а кто наглухо затянутым капюшоном. Я в очередной раз придумал себе должность замыкающего, и под этим предлогом болтался в конце группы. Так неспешно мы подошли к озеру Мал. Балбанты, на правом берегу которого находится летняя стоянка оленеводов с чумом и прочими экзотическими объектами.

Когда уже подходило время обеда, встретили одинокого путешественника, шедшего нам навстречу. Он был обут в болотные сапоги, что заставило некоторых из нас задуматься, правильную ли обувь мы выбрали. :-) Но вроде бы в ботинках нам было привычней и удобней. Тем более что почти у всех нас ботинки были с модной мембраной GoreTex. Надо сказать, что участники, впервые переобувшиеся из вибрамов ВЦСПС в буржуйские ботинки, высказывали мнение, что новые ботинки хуже держат на камнях. Не знаю, так ли это, поскольку уже давно не хожу в ботинках ВЦСПС. Но для себя я вывел одну интересную закономерность: пока мой рюкзак тяжелее 35 кг, подошвы любых ботинок плохо держат меня на камнях; а как только вес мешка снижается, так сразу же и ботинки начинают прекрасно держать, даже на мокрых камнях. :-)

Только встали на пережор, начался дождь. Пока готовился суп, барышни, чтобы совсем не замерзнуть, принялись танцевать канкан. После обеда дождь кончился.

КАПЮШОН. Потому и не кусают.
КАПЮШОН. Потому и не кусают.

Вскоре мы встретили группу водников, челночивших на три ходки вверх по долине. Я лишний раз порадовался, что я не водник. :-) Но радость моя была недолгой: скоро нам пришлось переправляться через приток Балбан-Ю. Сережа Щукин так увлекся, что чуть не переправился через основное русло, но его вовремя остановили. Меня утешило только то, что удалось переправиться не замочив ног. Нет, не люблю я воду. :-) Где-то в районе переправы Ирина, похоже, долбанула обо что-то свою сумку с фотоаппаратурой, лежавшую в клапане рюкзака. По крайней мере, то, что у обоих ее объективов разом начались проблемы с зуммированием, наводило на мысль о хорошем осевом ударе. Пройдя вверх по долине до стрелки истоков реки, мы встали на ночевку в кармане справа по ходу от появившейся вездеходной дороги. Почти у самой стоянки я заболтался с Сережей и навернулся на ровном месте, поскользнувшись на мокрой траве. Вот до чего длинный язык доводит. :-) Но это все были мелочи. Главное – закончился первый полноценный ходовой день, и мы прошли там, где до нас почти никто не ходил.

7 августа

Утром у нас была полудневка. Наши рыбаки отправились на озеро Восьмерка, а остальные разлагались в лагере и любовались нависшими облаками. Дети обнаружили мышиное логово в скалах, и гоняли бедную мышь по всему лагерю. К обеду рыбаки вернулись с хорошей новостью: рыбы они не наловили, тащить ничего не придется. :-)

После обеда мы под периодически начинавшимся дождиком вышли к перевалу Кар-Кар. Подход был довольно простым, сначала переправились на правый берег очередного притока Балбан-Ю по травянистым и осыпным склонам. При выходе на гребень морены, ведшей в направлении цирка пер. Кар-Кар, перед нами открылся первый на этом маршруте ледник. Ура, горы оказались настоящими! Цирк перевала Кар-Кар довольно большой, с озером Круглое. Пока мы решали, то ли встать у озера, то ли вернуться чуть ниже по ручью, и заночевать в кармане морены, к нам подошла группа, спускавшаяся с горы Народная. Это были взрослые практически местные туристы (кажется, из Сыктывкара). Они рассказали нам, что подъем и спуск занял у них почти девять часов. Услышав это, я напрягся. Сколько же тогда потребуется времени нам? Пока мы разговаривали с ребятами, дети наткнулись на горную куропатку, и принялись ее нещадно гонять. Кончилось все это тем, что после мощного пинка, отвешенного Наташей (по крайней мере, так это смотрелось о стороны), куропатка все же решилась взлететь. :-)

Вскоре вернулись Женя и Сережа, ходившие на разведку стоянки. Было принято решение встать поближе к перевалу, на травяных площадках на берегу озера. Разумеется, опять пошел дождь. Но мы отметили это дело очередным возлиянием, и все стало хорошо. Глядя на такую погоду, Женя высказался в том духе, а не повернуть ли нам назад по тракту, пока не поздно. Но наиболее несознательные участники (ну вы поняли, о ком я говорю ;-) ) тут же осмеяли его, указав, что такой сильной группе как у нас не страшны никакие катаклизмы.

После ужина Женя позвал Сергея Герасимова сбегать на перевал, но тот решил, что руководитель так спьяну пошутил, и не откликнулся. Рассерженный невниманием, Женя действительно сходил на перевал, и вернулся с вестью, что до седловины менее получаса легкого подъема.

8 августа

Утро принесло надежду: погода вроде бы была не самой плохой. Поэтому начальник принял решение организовать радиалку на Народную. Разумеется, дело это было добровольное, поэтому дети (кроме Ярослава, которого можно отнести к детям только формально), остались в лагере с Таней и Галей.

Татьяна на время радиалки презентовала мне штурмовой рюкзак, за что ей мое отдельное спасибо. :-)

Подъем на вершину почти сразу же пошел по снегу. Мы были очень рады, что от прошедших вчера ребят осталась мощная тропа – фактически, мы шли в облаках с очень малой видимостью. Первым почти всю дорогу шел Андрей Моисеев, показав неожиданную прыть.

После примерно полуторачасового подъема мы подошли к предвершинному гребню, украшенному причудливыми надувами снега. Тут все занялись фотографией, а Женя обнаружил, что потерял альтиметр Victorinox. Поиски результатов не дали (хотя и было объявлено, что нашедший получит призовую чарку водки), и мне было поручено еще раз съездить в Швейцарию, за новым альтиметром. :-)

По гребню мы поднялись к предвершинной седловине, где участниками Православного крёстного хода-похода (оказывается, есть и такие мероприятия) в 1998 году был установлен большой деревянный крест. Сфотографировавшись у креста, мы продолжили подъем, и вышли на вершину – высшую точку Урала, 1895 м. На вершине установлен обелиск из нержавейки (вот раньше что наверх затаскивали!) и деревянный столик, утыканный мелкими монетками. Виды вокруг открывались грандиозные – метров на 15. :-) Так что задерживаться на вершине мы не стали, и пошли вниз. И надо же было так случиться, что на спуске альтиметр нашелся. Разумеется, нашел его сам Женя, лишив, таким образом, общественность халявной выпивки. :-) А меня накололи с командировкой в Швейцарию. :-(

Быстро сбежав вниз по своим следам, мы вернулись в лагерь победителями. Вся прогулка заняла около четырех часов. За то время, пока мы гуляли, дети под Таниным руководством уже успели сходить на перевал Кар-Кар. После обеда мы предавались пьянству и разложению, а некоторые еще пару раз сбегали на перевал. Рыбаки честно пытались наловить в озере рыбы. С тем же результатом. :-) Дети затеяли игру в пионербол. К вечеру пошел довольно сильный дождь, но зато нам показали красивую радугу.

День удался!

Подъем к предвершинной седловине г. Народная.
Подъем к предвершинной седловине г. Народная.

В верховьях долины р. Манарага.

В верховьях долины р. Манарага.

9 августа

Утро началось как обычно – хмуро. Но нас погнали на перевал. Как и было обещано, до верха было не больше получаса подъема по осыпному склону. Сверху открывался вид на озера по обе стороны перевала. Впереди проглядывали вершины в долине Манараги. Задерживаться на седловине мы не стали – начался дождь. Спуск с перевала мы начали слева по ходу от седловины, по довольно противному мокрому курумнику. Но спуск с перевального взлета быстро закончился, и мы пошкандыбали под дождем к основному сбросу в долину.

Высота порога висячей долины примерно 200 метров, спускаться нужно уходя вправо по ходу. С перегиба открывается красивый вид на верховья долины Манараги. Отдохнув на мягкой подушке из ягеля, мы приступили к спуску в долину. На спуске в какой-то момент Герасимов пошел своим путем, за ним увязалась Наташа, сказав шедшей за ней Гале, что там хорошо. Галя поверила, и в результате в какой-то момент ей пришлось даже спускать рюкзак – дорога, удобная для ребенка, не всегда удобна для взрослых. :-) Где-то во время этого мероприятия я потянул колено и спину, но почувствовал это только потом.

Спустившись в долину Манараги, мы перешли небольшой правый ручей (уже довольно серьезная переправа, как нам показалось :-) ) и встали на пережор. Погода почему-то не собиралась улучшаться. :-) Поэтому, быстро поев, мы пошли по подболоченной тропе правым берегом Манараги. Примерно через час движения мы подошли к небольшому красивому озерку почти на границе леса.

Мягкая подушка тунды
Мягкая подушка тунды.

Сразу же общественность изъявила желание, чтобы Сережа искупался (как же, уже четвертый день маршрута, а Щукин еще не купался! :-) ). Обычно использовавший любую возможность чтобы искупаться, Сергей воспринял наше предложение почему-то без энтузиазма. То ли из-за дождя и прохладной погоды, то ли из-за обилия мошки. :-) Но народ не отставал, и Сереже пришлось искупаться, хоть и вылез из воды он очень быстро. :-)

Через несколько переходов по тропе, идущей сначала чахлым, а потом вполне приличным лесом, мы вышли к ручью Олений. Здесь у нас была первая плановая переправа, на которой пришлось разуваться, – брод глубиной примерно по колено. Как оказалось, у Ирины с собой на такой случай были специальные тапочки для ходьбы по кораллам. Мы сначала посмеялись над такой обувью, но потом оценили ее (потом я и еще некоторые товарищи даже выпрашивали возможность переправиться в ней). Вообще семейство Глухих в этом походе одевалось очень своеобразно: все носили джинсы, причем Оля и Ира - в обтяжку (Оля, как мне показалось, вообще могла влезть в свои штаны только предварительно распоров их по шву, а после того как влезала, наверное, скрепляла их заклёпками :-) ). И при переправах они основное время тратили на то, чтобы снять джинсы, а потом снова с мылом влезть в них. :-) А бедный Дима ещё носил и псевдотермобелье, которое быстро мокло и долго не сохло. Поскольку я был счастлив со своими свободными, теплыми и быстро сохнущими ;-) капроновыми штанами, то с содроганием смотрел на мучения соседей по палатке.

В районе ручья Олений стоит балок с недавно обновленной металлической крышей. Но там ночевать мы не стали, а пошли дальше, по подболоченной тропе, перейдя по бревнам еще пару ручьев. Скоро опять начался дождь, а потом нам опять показали радугу. Когда все уже начинали тихо помирать от усталости, командир дал приказ искать стоянку – с дровами у тропы было не очень хорошо, долина сильно посещаемая. К моему глубокому удивлению, пошедший на разведку Сергей Герасимов довольно быстро нашел хорошее место почти на берегу реки.

В этот вечер начиналось дежурство моей "семьи". :-) К счастью, мне помогали барышни, иначе бы я не справился. Тем более что народ насобирал грибов, и ели мы в два захода. После ужина выяснилось, что куда-то потерялась пластмассовая ручка пилы. Поиски результатов не дали, а семья Моисеевых (на представителя которой я наехал по этому поводу), провела бессонную ночь, переживая из-за потери. Не знали они, что дома у меня лежит другая пила с такой же рукояткой. :-)

10 августа

Ночь прошла, наступило утро, я не выспался. :-) Откушав манной кашки, мы отправились дальше. Погода стояла уже привычная – накрапывал дождь. Примерно через переход мы подошли к повороту в сторону перевала Студенческий. Пока Женя ходил общаться со стоявшей на развилке группой, Петя и Дима затеяли подтягиваться на предоставленном Андреем и Сережей Щукиным импровизированном турнике.

Подъем к перевалу Студенческий идет сначала вдоль ручья по лесной тропе, а потом нужно уходить вправо. Погода была так себе, дождь, ветер, видимость плохая. Но мы героически ползли к перевалу, местами теряя тропу. Я почувствовал все результаты недосыпа и вчерашних прыжков по камням с мешком: болела и спина, и колено. Так что в этот день меня абсолютно устаивал темп, с которым шел Андрей, и мы вместе неспешно плелись в конце группы, не делая попыток убежать вперед.

Подъем на седловину идет по простому травяному склону. Но в тумане было не очень понятно, куда идти. На седловине видимость еще больше "улучшилась". Якобы, мы должны были видеть отсюда Манарагу. Ага, как же, – вокруг был туман. :-) Влево по склону уходила какая-то тропа. За неимением альтернативы, мы начали движение по ней. И довольно скоро она действительно начала спускаться. Замерзшие и мокрые, мы шли еще пару часов в тумане по тропе, ведущей в долину Капкан-Вож мимо красивых водопадов, которыми мы в полной мере полюбовались бы в хорошую погоду. Очень выручило всех розданное Таней сало. На этом горючем мы лихо добежали до стрелки Капкан-Вожа и встали в редком лиственничном лесу. Ура, перевал пройден! И дежурство мое после обеда закончилось. Вот как мало нужно человеку для счастья. :-) Дети отогрелись, и пели у костра песни. Наши мужчины даже смогли найти несколько сушин. В общем, день закончился гораздо лучше, чем начинался.

11 августа

Здесь у нас была запланирована дневка с возможной радиалкой на Манарагу. Но погода утром показала нам, что самое большее, о чем мы можем мечтать – эта простая прогулка по ущелью. Но иногда проглядывало солнце, заставляя капельки воды на ветках играть маленькими брильянтами. Рыбаки опять отправились на поиски рыбы, а желающие пошли гулять по направлению к Манараге.

Долина вообще очень красивая, в ней много водопадов, в изобилии растет золотой корень, так что прогулка была интересной. Женя повел группу в обнаруженный вчера небольшой, но очень красивый каньон, а я отстал, чтобы пофотографировать водопады. Когда я догнал группу, они уже ушли в каньон, и я упилил мимо них вверх по склону, решив, что они пошли к Манараге (которую все равно не было видно). Сверху мне открылось леденящее душу зрелище: Сережа и Андрей Моисеевы лезли вверх по крутой стене каньона, замыкавшейся парой десятков метров выше их местоположения гладкими вертикальными плитами.

После дождя
После дождя.

Вскоре ко мне подошли Дима Глухих, Света и Ира. Моисеевы же залезли в угол, и, похоже, не могли ни подняться выше, ни спуститься вниз. Я уже был готов к самому нехорошему развитию событий, и даже предложил Диме снять на видео все это безобразие "для прокурора". Но тут, наконец-то у старшего Моисеева проснулся здравый смысл, и наши "скалолазы" начали спускаться. Когда они спустились назад в каньон, все вздохнули с облегчением. Успокоенные, мы вернулись в лагерь, предварительно сфотографировавшись на фоне облаков, закрывавших вершину Манараги.

Этот день был примечателен еще тем, что Наташе Голиковой исполнилось 13 лет. Это дало нам повод предаться обжорству, и несколько облегчить рюкзаки (последнему обстоятельству я был рад особенно, поскольку скинул практически 2 кг, и освободил много объема в рюкзаке). Наташа получила много подарков, в том числе настоящий живой зеленый кактус от Щукиных, очень красивое колечко от семейства Глухих, и настоящего (только маленького) желтого жирафа от Герасимовых. В общем, оттянулись по полной программе, вот разве что только именинницу за уши не таскали. :-)

Героические скалолазы, блин.
"Героические скалолазы", блин.

Вечер опять подарил нам любование радугой. Вообще долина Капкан-Вож ниже стрелки красивая и практически дикая, тропы там мы не нашли. Рыбаки пытались поставить донку, но место ее крепления смыло из-за подъема воды в реке, и леска уплыла. Видеотехника начала отказывать из-за сырости, кинокорреспонденты начали работы по ее перманентной просушке.

Наташа с малой толикой подарков.
Наташа с малой толикой подарков.

В долине р. Капкан-Вож.
В долине р. Капкан-Вож.

12 августа

Утро принесло полную неясность: накрапывал дождь, долина была затянута туманом, дрова заканчивались. Теоретически, у нас был еще запасной день, и мы могли бы постоять здесь еще денёк.

Но, несмотря на наше (особенно мое) сопротивление, руководитель погнал нас дальше по маршруту (как оказалось, он был прав, и если бы мы решили постоять еще день, то пришлось бы возвращаться к Народной). Для начала нам было нужно переправиться через речку. Для организации переправы мы извели все дрова, которые с таким трудом насобирали на сиденья. Зато мост получился капитальным – аж в два бревна.

Дальше мы неспешно плелись по долине, хоть и подболоченной, но зато пологой и поросшей морошкой. Через пару часов мы пришли к выводу, что забираться дальше вверх по долине смысла нет, и нужно переправляться на правый берег реки. Опять в ход пошли замечательные тапочки для ходьбы по кораллам. :-) Переправа через два протока прошла успешно, и мы под накрапывающим дождиком подошли к полянке перед мощным примерно двадцатиметровым водопадом, падавшим из цирка перевала Тобик. Разумеется, дождь немедленно усилился. Поэтому было принято решение обойтись только супчиком с сухим пайком. И все бы хорошо, но Сергей Герасимов недосмотрел за горелками, и у одной из них прогорел шланг. Это продлило наш отдых (то есть, мы задубели еще больше), но наш реммастер Дима быстро восстановил функционирование аппарата, несмотря на то, что по количеству помощников-советчиков этот затерянный в горах уголок Приполярного Урала вдруг стал напоминать Красную площадь. :-)

Но все хорошее когда-нибудь заканчивается, закончился и обед. И мы поперлись вверх по склону осыпного гребня, запирающего водопад слева (ор.). Пыхтя после обильного обеда, мы вылезли на пологую часть верхнего перевального цирка. (Тут нужно сказать, что кормежка была такая сытная, что я постоянно обжирался. Но дети почему-то постоянно хотели есть. Странно, не правда ли? ;-) ) Шедшие впереди имели счастье поднять оленя с лежки. Поскольку я, как обычно, шел совсем не в начале группы, то пропустил это красивое зрелище. Вот так мне всегда везет. :-) Плато перед перевалом в этот год представляло собой забавное сочетание плоских камней и текущих между них ручьев. Фактически, это было совсем не часто встречающееся явление – болото на перевале. Пока мы с Галей пробирались по этому болоту, стараясь не сильно замочить ноги, группа убежала вперед. И скрылась в налетевшем снежном заряде. Вот тогда, признаюсь, я напрягся. Искать группу в снежной пелене на седловине шириной в километр, зная, что здесь пересекаются как минимум два перевала – удовольствие ниже среднего (замечательный из меня близорукий проводник, вы не находите? :-) ). К счастью, мы избрали верное направление, и Галя углядела поджидавших нас у крупных камней ребят. Когда мы подошли, и мы, и все остальные уже представляли собой плачевное зрелище: на накидках и рюкзаках лежал плотный слой снега, создавая полную иллюзию бежавших из России солдат наполеоновских войск. Дима, Петя и Сережа, пока ждали нас, нашли нору в камнях, и забились туда втроем. Смотрелись они при этом экзотически. Нашим видом воспользовалась Ирина, которая засняла все это безобразие.

Через небольшое время мы вышли по некрутому осыпному склону на перевал; оказавшийся не очень типичным спуск с седловины в нужную нам долину вел практически под 90 градусов вправо относительно направления подъема. Как сказала Галя, "забавный перевал". Измученные плохой погодой участники, услышав такое романтическое определение, грубо заржали. :-)

Спуск в долину Лунвож-Нидысея мы начали левым берегом реки, по довольно сильно подболоченным травянистым участкам, чередующимся с курумником. Снег усиливался, видимость ухудшалась, идти становилось все неприятнее. И примерно через пару переходов руководитель предложил встать на более-менее ровном и сухом пятачке. Решение вызвало протесты части группы. Барышни, опасаясь за здоровье детей, предлагали идти до леса. Но те участники, которые видели карту, понимали, что до леса нам еще в такую погоду идти часа четыре. И еще непонятно, будут ли там хорошие ночевки, не говоря уже о том, что планировалась переправа на правый берег реки. А поломаться в темноте на заснеженном курумнике – это легко. Так что волюнтаристские настроения :-) были пресечены, и мы встали лагерем. Снег усилился.

Дежурным в этот раз был Дима, и его дежурство стало поистине героическим. Пока все сидели в палатках, Дима сначала готовил еду, а потом разносил (совсем как официант, только без чаевых). Кроме того, по свойственной ему скромности, он разложил еду так, что самому осталось очень мало. В общем, за такое дежурство нужно давать орден и повышать в звании вне очереди.

После еды народ вмазал, и, как говорит классика, "тут такое началось". Мы с Ольгой запели песни, а из соседней палатки кто-то подвывал нам по-волчьи. Но администрация палатки загнала нас спать, и Ирина даже незаметно вытащила у Ольги с живота мокрые варежки, которая та собиралась сушить. Тут нужно заметить, что в целях заботы о здоровье ребенка, Дима поменялся с Олей местами в спальниках, и лег с краю, а Олю положили между Ирой и Димой. Но барышня оказалась такой энергичной, что за ночь ухитрялась пнуть несколько раз даже меня, лежащего с другого края палатки. :-) Что же приходилось испытывать Ире... :-)

Всю ночь шел снег, и, хотя его пару раз за ночь и стряхивали, довольно сильно положил палатки. Все-таки палатка "Ежик" для гор не совсем подходит.

13 августа

Хотя ночью из нескольких палаток и доносился кашель (особенно сильно кашляла палатка Моисеевых), до утра дожили все. Утро началось для меня с голоса Любимого Руководителя, вопрошавшего, не пойти ли нам вниз без завтрака. Разумеется, наученный голодными походами, я вежливо ответствовал в том духе, что не пойти ли ему самому. :-) К счастью, мой слабый голос получил поддержку других участников, и Дима опять героически принялся за готовку. Меня могло бы насторожить, что на завтрак была молочная каша, но я расслабился, уплетая сушки, и не придал этому значения.

Собравшись под не думавшим прекращаться снегом, мы побрели к переправе. Переправа по камням, – это в любую погоду занятное зрелище, а когда камни еще вдобавок мокрые и скользкие – приятно вдвойне. :-) Сразу после переправы нас ждала тропежка. Удовольствие это маленькое, причем на заснеженном курумнике плохо идти всем: и тому, кто тропит, и тем, кто идет по его следам (первый проваливается, а остальных снег на камнях держит хуже). Вперед лихо вырвался Ярослав, но потом его сменили другие – уж очень широко он шагал. Галя, Наташа и Ольга в длинных плащах-накидках смотрелись как натуральные хоббиты.

Через переход мы подошли к броду через правый приток. Здесь насухо переправиться не удалось практически никому, кроме особо длинноногих. Я с содроганием смотрел, как народ сходил с заснеженного берега в ледяную воду. Голые ноги барышень при этом смотрелись очень… э-э-э… оригинально. :-) Дальше еще пару часов шли с тропежкой правым берегом, перейдя по ходу несколько более слабых ручьев.

Что меня удивило, так это излишняя самостоятельность детей Моисеевых. Еще вчера Сережа пытался ходить своей тропой и отставать от группы в тумане, а сегодня так же вел себя Петя, не очень обращая внимания на замечания. Ясно, что самостоятельность – это хорошо, но слушаться взрослых все же иногда нужно. Особенно, если этот взрослый – я или Любимый Руководитель. :-)

Как бы то ни было, примерно через три часа после выхода со стоянки мы дошли до границы леса.

Вдоль берега реки Лунвож-Нидысей шла тропа, по которой мы и пошли. Еще через пару переходов после переправы через очередной ручей мы свернули вправо, на старую вездеходную дорогу. Прямо на дороге мы встали на пережор. В этот раз мы ограничились сухим пережором, и через полчаса отдыха побежали дальше. Дорога вела через лес и поляны к Нидысею, выше стрелки с Лунвож-Нидысеем. Периодически шедшие первыми вспугивали птиц в лесу и на полянах. Поляны были довольно живописные, но мы так и не поняли, почему на склонах как-то полосами не рос лес: на следы лавин похоже не было, возможно, все дело в каких-то особенностях почвы. Но вот мы вышли на поляну, с которой открывался вид на другой берег Нидысея, где стоял балок. Погода неожиданно улучшилась, мы дружно сфотографировались на краю поляны с видом на наш следующий перевал. Рядом летала полярная сова, красота, одним словом.

Воодушевленные, мы подошли к переправе, и тут сильно призадумались: река оказалась неожиданно мощной, шириной метров 50, и глубиной "вам по пояс". А вода была явно холодной. Но мы переоделись (я также снял ботинки и переобулся в кроссовки, а народ вообще вырядился в модные шорты и велосипедки), и начали переправу. Мне выпало идти стенкой вместе с Ириной, Дмитрием и Ольгой. Только мы вышли на струю, как я понял, что был не прав, переобувшись в тапочки: камни на дне реки были скользкими, течение сильное. И ещё Ирина регулярно наступала мне на правую ногу, а когда отталкивалась своей левой ногой от дна (как она думала :-) ), долбила мне ботинком по голени другой ноги. :-) Вдобавок, примерно на середине реки, я поскользнулся на большом камне, и чуть не потерял равновесие. К счастью, ситуацию удалось выправить, и я просто нагнулся вперед, черпанув воду ботинками, болтавшимися на шнурках у меня в руке, и намочив чехол с фотоаппаратом, висевший у меня на пузе.

Но вот мы медленно перешли реку (у другого берега Диме помогли еще Сережа Щукин и Женя). И я даже успел пофотографировать остальных (сумка LowePro не подвела – фотоаппарат остался сухим, только немного воды налилось во внешний незакрытый карман).

Переправа через р. Нидысей.
Переправа через р. Нидысей.

Так что переправа прошла удачно и без потерь. Наскоро переодевшись в сухое, мы пошли к балку, до которого было метров 150. Здесь мы встали на ночь на полянке около балка. Ночевать в балке не захотели – все-таки там было довольно грязно. Сам балок уже немного покосился (сгнила одна из опор), но в нем еще функционировала печка. Народ сразу же стал сушиться и греться; дети просто поселились в балке, и никаким дымом их нельзя было оттуда выгнать. :-) Началось повальное разложение, мы отметили возлиянием успешную переправу, и то, что сегодня сделали план полутора дней (вот где мне вспомнилась молочная кашка! :-) ). Дима Глухих и Сережа Герасимов долго мухлевали с фляжками, наверное, думали, что при переливании из одной фляги в другую объем спиртного возрастает. :-) А тут еще погода неожиданно улучшилась, и некоторое время мы любовались прекрасными видами. Но к вечеру погода ухудшилась, и к ночи начался традиционный дождь.

14 августа

На этот день у нас не была запланирована дневка. Но, как правильно подсказал мне Женя после прочтения первой версии этого опуса, дневка была сымпровизирована вечером предыдущего дня, под воздействием солнышка. Утро принесло разочарование – видимость была никакой, висела пелена дождя. Дров в округе практически не было. Но, самое плохое, вода в ручье у балка поднималась прямо на глазах.

Наши рыбаки пытались половить рыбу, но безуспешно. Остальные большей частью сидели в балке, читая книжки, слушая плеер, и занимаясь сушкой вещей. Операторы сушили видеокамеры. Дети оставили жалостливую надпись о нашем посещении. По балку, нисколько не стесняясь присутствия людей, бегала толстая мышь. И она, либо кто-то из ее родственников, прокралась в тамбур нашей палатки, и прогрызла накидку Димы. Дима поклялся отомстить всему мышиному роду.

Дождь продолжался весь день, вода в ручье все поднималась, и мы безвылазно сидели в лагере. Наши планы на радиалку не реализовались. Зато я научил Ольгу слову "крокозябра", и она сразу же стала так ласково называть Иру. Чтобы сохранить паритет, я предложил для Оли прозвище в духе книг про хоббитов - "Оляфант". Ира и Дима легко модернизировали прозвище до уменьшительно-ласкательного "Оляфантик". Так что отношения между членами семьи поддерживались на должном уровне. :-)

В долине р. Нидысей.
В долине р. Нидысей.

В верховьях долины р. Дурная.
В верховьях долины р. Дурная.

15 августа

Наутро погода не стала лучше. Моросил мелкий дождь, но вода в реке, которой стал ручей, спала на примерно 20 см. Но отступать нам было некуда, позади был Нидысей, поэтому мы пошли на перевал Тракторный. Подъем к перевалу ведет вдоль ручья, по травянистым склонам, местами подболоченным. Через пару переходов мы подошли к небольшому водопаду. "Ни фига себе!" – подумали мы. Еще вчера у нас даже в мыслях не было, что на этом ручье может быть водопад.

Еще через переход после водопада мы вышли на перевал. Седловина перевала представляет собой большое практически плоское футбольное поле, здесь действительно можно ездить на тракторах. Около перевального тура валялись остатки ящиков с образцами породы, брошенные геологами. Запив сухофрукты и шоколадку водичкой из ручья, мы начали спуск в долину реки Дурной. Погода потихоньку улучшалась, спуск был пологим, поэтому настроение у всех улучшилось. Дети защебетали, взрослые занялись фото- и видеосъемкой красивых цветных окрестных гор.

Но в этом походе хорошая погода выдавалась нам "по чайной ложке", только после прохождения какого-либо участка. Даже было высказано предположение, что это как в компьютерной игре - призовая заставка перед переходом на новый, более сложный уровень. :-) Поэтому, когда мы подошли к очередному ручью, снова стал накрапывать дождь. Зато после него появилась широкая радуга, причем со стороны это выглядело замечательно: группа уходит в радугу. В долине стали попадаться морошка и золотой корень.

Еще через переход мы подошли к очередной переправе через правый приток. Переправа была не очень широкой, но с довольно сильным течением. Все переправлялись более-менее нормально. Только Ирина, дойдя до середины реки, решила перебросить на другой берег ботинки, которые несла в руках. Первый ботинок удачно приземлился на другом берегу, и Ира легко метнула второй. Но дуга замаха оказалась очень широкой, и ботинок плюхнулся точно в стремнину. Положение спас Сережа Щукин, прямо в одежде метнувшийся в бурный поток. А то бы шлепать Ире дальше в тапочках… :-)

Но вот все переправились, отсмеялись и переобулись. В примерно двухстах метрах от переправы на карте был обозначен очередной балок. Подойдя к нему по заболоченной тундре, мы увидели, что от балка осталось одно название: внутри был такой свинарник, что заходить желания не было. Решили устроить пережор снаружи. Пока дежурные готовили еду, остальная группа развлекалась, наигрывая ритмичные мелодии на стоявшей возле балка бочке от горючки. Выглядело это как распевка какого-нибудь туземного племени. :-)

Дождь усилился, и выгнал нас с обеда. Пришлось идти по тропе, уходившей правым берегом Дурной по болотам. Ноги быстро промокли, в ботинках приятно хлюпало. Еще часа три мы шлепали под дождиком, переправляясь через многочисленные лужи и ручьи, и поминая руководство добрыми словами. К вечеру, когда мы дошли до крупного правого притока Дурной, у всех в ботинках плескалась вода.

Приток был действительно мощным, поднявшимся из-за дождей. Герасимовы сходу форсировали его, о чем сразу же сильно пожалели: они оказались отрезанными от группы, без еды и снаряжения. А остальная группа, посмотрев на их мучения при переправе, за ними не пошла… Так что Сереже и Ярославу пришлось возвращаться назад. С трудом перейдя обратно, мокрые и усталые, они выглядели так, что наш руководитель сразу же дал команду искать место для стоянки (надо сказать, что остальные выглядели не менее уставшими, хотя и не принимали ледяных ванн).

Дежурным в этом вечер был я. И пока я пытался приготовить ужин, остальные участники методично отпихивали меня от костра, пытаясь просушить вещи. Я ругался и строил особенно активных. Около костра, абсолютно не стесняясь присутствия людей, бегала по своим делам мышь.

За ужином стали обсуждать варианты переправы. Поскольку руководитель стал спрашивать совета участников, было понятно, что ситуация не простая. Варианты были следующие: попробовать переправиться через приток утром, выйти к самой Дурной и попытать счастья на самой реке, или вернуться назад к балку, и переправиться там. После долгих обсуждений принятие окончательного решения отложили до утра. Надо сказать, что ряд предложений было бы сложно реализовать: например, для навесной переправы у нас не хватало длины веревок, да и лес по берегам рос чахлый. Всех развеселил Андрей, предложив два варианта:

- привязывать детей к спинам взрослых, и переносить на закорках (что делать будем, если взрослый на спину упадет?) и
- цеплять детей к веревке и волочить их по воде (если не захлебнутся, то о камни побьются).

Надо сказать, после таких предложений я несколько разочаровался в потенциале отечественной науки. :-)

При раздаче чая произошел незначительный инцидент, очень меня расстроивший. Я налил только что искупавшимся Герасимовым больше чаю, чем остальным. Это осталось незамеченным одной из барышень, и она обвинила меня в том, что я устраиваю дискриминацию по признаку размера кружек, то есть, наливаю в большие кружки много. Я завелся с пол оборота, тем более что чаю в итоге не хватило именно мне. Умом я понимал, что барышня просто пребывает в несколько взвинченном состоянии, переживая за детей, но весь следующий день я провел в ужасном настроении.

Ночью опять шел дождь, и заливал наши надежды на переправу.

16 августа

Завтрак прошел нормально, за исключением того, что мне опять припомнили вчерашний чай. Зато вода немного спала, и дождь на время прекратился. Мы воспряли духом и начали переправу. Наученный предыдущей переправой, в этот раз я уже шёл в ботинках, без всяких глупостей с переобуванием в кроссовки. :-) Посовещавшись, семья Глухих доверила мне переправлять самое ценное – Ольгу. Польщенный таким доверием, я приложил все силы, чтобы не опозориться, и не ударить в воду лицом. :-) Но Оля шла просто замечательно (так крепко держала меня за руку, что потом у меня аж предплечье болело :-) ), и мы успешно переправились, тем более что на середине реки нас подстраховал Сережа Герасимов. Сдав Ольгу на берегу в надежные руки, я вернулся, чтобы помочь переправиться Андрею (очень не хотелось лезть в воду, но не одним же Сережам роль буксиров играть). Вылез на берег, и понял, что ног совсем не чувствую. Коленки сразу вспомнили, что я делал с ними за последние тридцать пять лет. Спасла меня только любезно предложенная Светой согревающая мазь.

После переправы мы немного обсушились у костра, а Сережа Щукин потерял и снова нашел часы. Настроение у всех было приподнятое – еще бы, переправа была позади, а вперед уходила вездеходная дорога.

Но наша радость оказалась преждевременной. Несколько переходов мы шли по болоту и лужам. Уже никто не разувался при переправах через ручьи, пусть даже и по колено глубиной. Я про себя твердо решил никогда не заниматься пешеходным туризмом. :-) Постепенно дорога стала посуше, и даже пошли поляны с ягодами, грибами и золотым корнем.

На обед мы встали около одного из ручьев, уйдя вправо от тропы, и поднявшись на небольшой пригорок, поросший нежной травой. Все бы хорошо, но в траве селилось несметное число комаров и мошки. Все еще будучи сильно на взводе, при разливании чая я демонстративно воспользовался в качестве мерной кружки самой маленькой из имевшихся в наличии.

После обеда мы продолжили маршрут в несколько разгильдяйском состоянии. И это не прошло даром: на первом же крупном ручье при переправе Наташа упала и сбила с ног Женю. Положение спасли стоявшие ближе всех Щукин и Герасимов: они бесстрашно метнулись к упавшим, и вытащили их из пучины. В результате обошлись почти без потерь: только Наташа утопила лыжную палку, а Женя искупал фотоаппарат и альтиметр (тут уж я совсем было собрался за новым альтиметром в Швейцарию, но шайтан-машинка высохла и снова заработала; а вот фотоаппарат так полностью и не оправился). Остальные шли уже аккуратнее, и больше никто не намок (то есть, не намок полностью, поскольку ручей был глубиной больше 0,5 метра). Как сказал Дима Голиков, которого практически перенесли под руки Щукин и Герасимов, "я шел на цыпочках, и поэтому не намочил шорты". :-)

Еще примерно через час после купания мы вышли к вездеходному броду через Дурную. Казалось бы, - вот она, победа. Но вид Дурной не прибавил нам оптимизма: река была широкая и полноводная. Мы решили встать лагерем на сухой полосе земли у реки, а потом проверить возможность переправы.

Погода опять презентовала нам немного солнца. Виды вокруг стали напоминать Подмосковье.

Через некоторое время до нас донеслись крики с другого берега, а потом к броду на другой стороне реки вышли два парня. Они спросили (точнее, проорали), не знаем ли мы, где дорога, не видели ли мы кого-нибудь на нашем берегу. Оказывается, они были из какой-то группы, которая шла по нашему берегу, а потом не смогла переправиться, и обходила реку в обход через верховья долины. Они где-то разделились, а теперь не могут найти друг друга. Мы не смогли сказать им ничего утешительного, и они ушли по вездеходной дороге.

Воодушевленные увиденным, Сергей Герасимов и Андрей Моисеев попробовали переправиться. Остальные собрались на берегу, наблюдать за этим мероприятием. Андрей повернул назад, не пройдя и половины, а Сергей прошел примерно три четверти пути, но его стало сносить, хотя он не вошел еще в самую сильную струю.

Как пишут в сценариях триллеров, "тут все призадумались…"

Скоро опять пошел дождь, и мы собрались под тентом у костра. Надо сказать, что в этом походе была замечательно отработана технология натягивания тентов: два тента вешались с двух сторон от костра, и под ними помещалась практически вся группа. Было видно, что начальник сильно напряжен сложившейся ситуацией. Общие же настроения разделились: часть предлагала вернуться, а другие смирились с необходимостью переправы. Я принадлежал ко второй части, и предусмотрительно упаковал всю фототехнику в полиэтилен, чтобы если и утопить, то не сразу. А то видеокамеры у ребят уже совсем отказали от сырости.

Окончательное принятие решения опять отложили на утро.

17 августа

Утром Женя и Сережа Герасимов отправились на разведку переправы. Сережа переправился на другой берег, но его чуть не смыло (он даже где-то потерял кепку, и семья Голиковых презентовала ему другую). Так что стало ясно, что переправляться здесь мы не будем. Было принято решение половинить раскладку. Я не знаю, как только Света не запуталась в сложных подсчетах, кто должен с кем поменяться едой; что мы съедим потом, а что заначим. :-)

Позавтракав, собрали лагерь, и вышли назад по вездеходной дороге. Опять стал накрапывать дождь. Когда подошли к ручью, где вчера купались Женя с Наташей, вышел очередной казус. Сережа Щукин, помогавший Свете переходить через ручей, не рассчитал усилие, и рванул ее так, что она потеряла равновесие и чуть не упала в воду. Так что этот ручей заслуженно получил у нас название ручья Голиковых. :-) Еще примерно через час после привала отстал Андрей. Пришлось Сереже Герасимову возвращаться его искать.

Чуть выше по течению, где река Дурная бьется на протоки, сделали еще одну попытку найти место для переправы. Андрей Моисеев предложил Жене попытаться переправиться. Но Женя явно не хотел лезть в воду, и предложил Андрею, если он хочет, попробовать самому. Андрей сразу же предложил Щукину и Герасимову искупаться. Меня такой оборот здорово развеселил, а вот ребята не оценили шутки, и отказались лезть в воду. :-)

Правда, через некоторое время Щукина все-таки допекли, и он, не раздеваясь, рванулся в протоку. Переправлялся он очень быстро, и в один момент не удержал равновесие, и его снесло. Зрелище это произвело на барышень и Женю крайне негативное впечатление, и начальник дал команду больше не пытаться искать переправу, а двигаться назад почти до балка. Эта перспектива меня не порадовала, поскольку по прикидкам крюк выходил километров в 40…50, а еды у нас оставалось мало. Но делать было нечего, и мы пошли назад.

К обеду дошли до притока, и сходу переправились, что меня немало удивило (вода еще больше спала). Наташа и Ярослав вообще смотрелись на переправе как "фланирующая по авеням" парочка. :-) На пережор встали на месте нашей предыдущей ночевки. Тут Оля нашла потерянные при прошлых сборах резиночки от каркаса палатки, что нас порадовало.

После обеда в быстром темпе опять продолжили движение по вездеходной дороге. Но через примерно час движения свернули практически перпендикулярно вправо по ходу, неожиданно найдя вездеходный след, идущий в нужном нам направлении. Таким образом, мы подрезали поросший лесом бугор, и выходили к Дурной ниже балка. Колея вела через красивые болота, над нами кружили совы. Настроение опять улучшилось, а тут ещё начали попадаться грибы. Примерно через час движения решили встать на ночевку на высоком берегу ручья, впадавшего в Дурную. Пока все ставили лагерь на подболоченной (неожиданно для такого высокого места) поляне, мы с Женей пошли на разведку переправы. Переправу нашли довольно легко, на перекате. Смотрелось все не очень страшно. Успокоенные, решили переправляться завтра утром, и вернулись в лагерь.

По моей инициативе, чтобы было меньше конденсата, этой ночью мы не закрывали внутренний тент палатки. Мне от этого было только лучше, а вот Ирина и Ольга простудились. Всецело и безоговорочно признаю свою вину в этом. :-(

Перед трактом в Кожим.
Перед трактом в Кожим

18 августа

Утром погода была неожиданно приличной, даже не было дождя. Позавтракав, переправились через глубокий спокойный ручей около лагеря, и вышли к Дурной. Эта переправа прошла без эксцессов, только Дима Голиков забыл лыжные палки на другом берегу. Пришлось Сереже Герасимову за ними возвращаться, за что Света пообещала презентовать ему пайку колбасы. (Интересно, она сдержала свое обещание? ;-) ) Ура, мы на левом берегу Дурной, и от тракта в Кожим нас отделяет уже только расстояние!

После переправы Женя задал сакраментальный вопрос: кто из одетых в непромокаемые штаны пойдет первым по мокрой траве? Желающих не оказалось, и командир разразился тирадой, общий смысл которой сводился к тому, что мужиков в группе нет, все в тылу отсиживаются. (Это было действительно сказано по делу, но вообще в этом походе Женя местами руководил в военном стиле – излишне резко командовал без видимой на то необходимости. Вероятно, это было следствием необходимости управлять такой большой группой. Не скажу, что такой стиль руководства мне понравился больше, чем тот, который был принят раньше.) После этой декларации все ломанули вперед, причем одним из лидеров оказалась Татьяна. :-)

Шли мы по приречной террасе, довольно быстро. Через переход выяснилось, что Андрей отставал не просто так: оказывается, он еще раньше подвернул ногу, и половину маршрута молча страдал. Андрея разгрузили. Правда, пока его разгружали, дети насобирали грибов, так что вес рюкзаков меньше не стал. :-)

Дальше в течение нескольких часов мы шли по заболоченной тундре, пересекли пять ручьев, и даже поели морошки. Как мы с удивлением обнаружили, шлось легче, чем по вездеходной дороге правого берега. А мы-то боялись, что завязнем в болотах. Сережа Герасимов был так удивлен взятым нами темпом, что даже засомневался в правильности масштаба карты. Пообедав у границы леса под традиционным дождем, мы продолжили наш путь. Шлось хорошо, местами мы находили следы вездеходов, что говорило о том, что и этот берег Дурной когда-то был посещаемым. Впереди в основном шел Сергей Герасимов, задавая очень быстрый темп. Вдоль нашего пути попадалось довольно много грибов, что говорило о том, что этим берегом ходит мало народа.

Через пару часов характер леса изменился, с деревьев свешивались полотна мха. Смотрелось это очень красиво, но продираться через всю эту красоту было не так интересно. :-)

Лес на левом берегу Дурной.
Лес на левом берегу Дурной.

К моему глубокому удивлению, часам к пяти вечера мы только немного не дошли до вездеходного брода, и встали на стоянку на симпатичной моховой поляне.

На ужин дежурный Дима Глухих нажарил грибов, так что мы опять объелись. Пейзажи вокруг были красивые, настроение умиротворенное. Даже дождь и комары не могли испортить нам радости от достигнутых успехов. Сережа Щукин и Сережа Герасимов запустили в реку рыболовную снасть под названием "кораблик". Как потом они сказали, "зато потренировались". :-) Вечером распили заначенную мной маленькую фляжку гжелки, но пивцов было много, а водки мало, поэтому выпитого даже никто и не заметил. Ирина опять до поздней ночи сушила одежду для всей семьи, а мне этот процесс непрерывной сушки уже надоел настолько, что я просто ограничился выжиманием носков и стелек ботинок. :-)

19 августа

Ночь была очень холодной, к утру палатки покрылись льдом. Когда солнце осветило их, они начали куриться паром, как будто внутри разводили примуса. Смотрелось это очень красиво.

Не знаю как у других, но у меня процесс вылезания из палатки проходил "на три такта": спина отказывалась сгибаться. А тут еще после завтрака заболел желудок (вот они, последствия непрерывного обжорства!). Так что я решил пойти не спеша, пока не получшеет. Но Галя дала мне чудодейственные таблетки, и боль вскоре прошла.

Примерно через десять минут после выхода из лагеря мы подошли к вездеходному броду. Это была победа! Теперь мы были спокойны, что выйдем к людям в более-менее приличные сроки. Как сказал Женя, из-за того, что мы не смогли пройти 50 метров, пришлось делать крюк в пятьдесят километров. Сфотографировавшись на память, группа побежала по вездеходной дороге.

Дальше были долгие переходы по подболоченной колее. У нас сложилось странное впечатление, что вчера без дороги мы шли легче и быстрее. :-) Зато чаще стали попадаться грибы, скоро было принято решение брать только самые красивые. Дети уже вслух мечтали о том, что они будут есть по возвращении. Пределом мечтаний представлялись палатка с мороженым и шоколадками.

На границе болот перед трактом, ведущим в Кожим, мы остановились на обед. Съели суп (пара пакетиков супа и ведерко грибов), навернули колбаски. Кто-то нашел у стоянки старый атлас мира, который все принялись дружно изучать. Погода пугала нас страшными черными тучами, но сильный дождь так и не пошел.

Пройдя сотню метров после места обеда, мы вышли на тракт. И тихо обалдели. Тракт оказался прекрасно накатанной дорогой шириной метра три. Причем укатан он был так сильно, что лыжные палки не втыкались в его поверхность. Еще бы, столько лет его трамбовали тяжелой техникой. Энтузиазм переполнил группу, и все ломанули вперед с удвоенной энергией. Дорога представляла собой "американские горки", пересекая водоразделы ручьев. Несколько ручьев были загнаны в трубы, так что нам даже не пришлось переправляться через них. Часам к пяти мы дошли до очередной речки, через которую уже нужно было идти вброд. Но нас это не пугало, мы лихо перешли на другой берег. И на берегу в чахлом березнячке решили встать на ночь, хотя отдельные энтузиасты были готовы бежать дальше.

Дрова были в округе плохие, Женя и Сережа Щукин практически все время готовки махали сидушками. Дети кололи дрова, даже Дима Голиков показал очень неплохие результаты. Барышни пошли в лес, и набрали до ужина довольно много черники. За что им мое большое спасибо: поев халявных ягод, я сразу почувствовал, как улучшается мое зрение. За ужином выяснилось, что припасенные почти пять литров спиртных напитков практически закончились, пора было бы уже и к людям выходить. :-)

Вечером Дима Глухих раскрыл тайный смысл названия моего нового рюкзака. Я-то думал, что он называется "Баск 120 Питон" (написано было по-иноземному, Bask 120 Python), но Дима просветил меня, что правильно нужно читать "120 путан". :-)

20 августа

За завтраком мы скромно отпраздновали день рождения Сережи Щукина. Семейство Глухих подарило Сереже красивый нож, но больше всего меня удивил подарок Герасимовых – в дополнение к замечательным рыболовным мушкам Сергей достал из заначки несколько плиток шоколада. Это каким же стоицизмом нужно обладать, чтобы пронести неучтенный шоколад практически весь маршрут!

Позавтракав, мы пошли по дороге. Шлось легко, несмотря на плохую погоду. Правда, попутных машин нам не попадалось. :-) Сережи на привалах накопали себе саженцев, как будто рюкзаки у них были легкие.

Через несколько переходов мы подошли к реке Сывью. Это был последний плановый брод. Глубина реки была практически по пояс самым высоким из нас, но течение было не сильным. Переправлялись мы опять с Ольгой, и переправились хорошо, только пока я стоял с голыми ногами, этим воспользовалась гнусная мошка. :-) На другом берегу мы быстро переоделись, и пошли дальше, обсуждая перспективы выхода к людям.

Неожиданность подстерегала там, где не ждали: следующий ручей (Нерчитаель) оказался с поломанным мостом, и нужно было опять идти вброд. А мы надеялись, что все уже позади! Недовольные необходимостью опять мочить ноги, мы перешли ручей и остановились на пережор. Поесть решили всухую, тем более, что уже начиналась населенка – мы видели двух мотоциклистов, которые, увидев нас, развернись и уехали. Во время обеда рыбаки пытались поймать что-нибудь в ручье (с уже ставшим традиционным результатом).

Только мы поели и пошли дальше, как встретили группу рыбаков, шедшую нам навстречу. Из разговора с ними мы узнали, что в полпятого через Кожим будет проходить рабочий поезд на Инту. Учитывая, что до Кожима было еще очень далеко (километров 12), а было уже без двадцати два, наши шансы на успех были призрачны. Но когда сдуру я крикнул Жене, что в полпятого будет поезд, это произвело на группу неожиданно бодрящий эффект. Народ ломанул вперед так, что я не переставал удивляться, откуда у них взялись силы.

Скорость группы составляла около 6,5 километров в час, и это с рюкзаками! Пейзаж по обочинам тракта мелькал как в ускоренном кино. Даже Андрей хромал, но держал темп. И только в паре километров от разъезда дети стали жаловаться, что у них "ручки болят, ножки болят, и вообще общая слабость". Но выданные на привале конфетки и сухофрукты подкрепили их силы, и они опять убежали вперед. :-)

Но вот на горизонте появились капитальные мачты ЛЭП, с грустно свисавшими вниз обрывками проводов. К этому моменту мы уже знали, что поселок закрыт, и оставшиеся там жить люди не имеют ни электричества, ни воды, ни связи. Но зачем же было провода на ЛЭП обрывать? Перед жильем Дима Глухих элегантно расстался с лыжными палками.

Пока мы бежали по дороге, меня интересовал один вопрос: кто же задает темп? Каково же было мое изумление, когда выяснилось, что первой бежала Галя, ранее не замеченная в любви к спринтерской ходьбе. :-)

Но вот впереди показалась железная дорога. Группа примерно в 16:00 лихо выбежала к плитам разъезда, и упала без сил на финише. Поезд еще не проходил, мы успели! И вышли к людям практически по графику! В этот день, как потом подсчитали самые дотошные, мы пробежали 28 км по карте!

Разумеется, поезд вовремя не пришел. Зато подтянулись местные жители, которые сказали, что поезд ходит без расписания, график у него очень приблизительный.

Было принято общее решение заманивать поезд едой и распакованными рюкзаками (общеизвестно, что стоит распаковать рюкзак и разуться, как тут же подойдет поезд или автобус). И если поезд никак не отреагировал на сушки, конфетки и печенье, то на колбасу мы уже смогли подманить грузовой состав. А когда в ход пошла неучтенная шоколадка, поезд не выдержал и вырулил к разъезду. :-)

Погрузившись в поезд, мы поняли, что начинается ОН, – обещанный кайф! :-) В поезде было тепло, в титане был кипяток. Мы разомлели, и пили чай с сушками, на которые завхозом был объявлен коммунизм. За несколько часов мы доехали до Инты, и блаженно вывалились на станцию.

Первым делом мы взяли билеты на Москву (система зависла на Герасимовых, и нас раскидали по двум соседним вагонам). Ну а потом пошла вакханалия: народ методично принялся опустошать кафе, ларьки и привокзальные магазины. Глядя на такой разгул, я прикупил пачку салфеток, рулон туалетной бумаги и большую бутылку Кока-Колы. К моему удивлению, бутылка тут же кончилась, пришлось покупать еще одну. :-)

Поезд был только ночью, и к вечеру утомленные девушки в ларьках просили нас подходить не по несколько раз, и не по одному, а покупать всё сразу на всех.

Мужчины предприняли экскурсию в местный привокзальный бар, и прикупили воркутинской ("Огни Воркуты") и печорской ("Печорская") водки. А тут еще в небе зажглись неяркие переливчатые полосы Северного сияния. Вот они, красоты природы!

Купили центральную прессу, и от души посмеялись статье в "Аргументах и фактах". В статье рассказывалась о том, как пограничники преследовали боевиков, которые, "отстреливаясь, убегали от них вверх по 70-градусному склону". А еще бандиты знали тайный рецепт выживания в горах: "пять сникерсов и два литра воды в день". Этот опус прекрасно показал уровень информированности наших журналистов.

Неожиданно встретились с представителем Национального парка, оформлявшим нам документы перед началом похода. Он рассказал, что из-за тех ребят, которых мы видели на другом берегу Дурной, начаты спасработы. И вообще лето в этом году аномально мокрое, он буквально всего два дня без куртки ходил.

Но вот подошел поезд, и мы погрузились. Причем под шумок мы с Сергеем Герасимовым махнулись местами, чтобы не разлучать сына с отцом.

Дальнейшую нашу поездку в поезде можно описать двумя словами: все хорошо. Мы покупали еду и ягоды на станциях, предавались разложению. Одним словом, поход успешно закончился. :-)

Заключение

По возвращении в Москву почти все разболелись: у многих опухли ноги, многие кашляли. Так что здоровья для участия в детских походах у некоторых из нас уже явно не хватает. :-)

Надеюсь также, теперь у нас прочно отложится в голове, что нужно избегать при планировании похода мест с названиями типа "Капкан" или "Дурная". :-)

Что мне понравилось в походе, так это полное отключение от проблем на работе. В этом смысле я замечательно отдохнул. Опять же, было не жарко, да и пахоты сильной не было.

Но всё же детские походы имеют определенную специфику: вместо сплоченного коллектива с едиными целями здесь наблюдается некая автономия и обособленность семей. Хорошо это или плохо, – я не знаю, знаю только, что к такому стилю я до конца не привык. И хотя в следующий раз я все-таки хотел бы пойти более компактной группой, но коллектив у нас был отличный (за исключением меня самого), и этот поход (почти 4 к/с пешая! :-)) ) еще долго будет вспоминаться.

А чтобы у читателей этого опуса не сложилось впечатления, что все было плохо, официально заявляю: поход был хороший и интересный, места красивые. Это я просто сам такой нудный, вот и стиль изложения у меня соответствующий. :-)

Прощание на Ярославском вокзале.
Прощание на Ярославском вокзале.